Режиссер Егор Кончаловский

Режиссер Егор КончаловскийРежиссер Егор Кончаловский — человек своеобразный. Спокойный, выдержанный, аристократичный, он может рассуждать на любые темы, делая оригинальные выводы. Например, о том, что неудачный ужин — признак удавшегося вечера. Или о том, что мужество — главное качество, которым нужно обладать режиссеру. И спорить с ним совсем не хочется, потому что он прав. Прав своей особенной, самобытной правдой.

Совы не могут жить с жаворонками? Ерунда!

Меня постоянно спрашивают, почему мы не регистрируем наш брак с Любой (актриса Любовь Толкалина). Как-то не сложилось. Наверное, придет время, и мы зарегистрируем отношения, хотя оба понимаем, что это не самое важное, Самое важное — то, что мы можем быть вместе друг с другом и при этом расти как личности. Хотя характеры мешают идеальному счастью. Еще мы не совпадаем с Любой в биоритмах. Я слышал мнение, что если супруги не совпадают по биоритмам, то они не проживут дольше полутора лет, когда заканчивается страстное безумие первого периода отношений. Ерунда полная! Люба жаворонок, а я сова. Единственное, что у нас пострадало — это совместный сон. Было бы желание разрешать конфликтные ситуации!

Кино требует мужества

По поводу творческих планов… У меня в голове начинает оформляться история о моем любимом художнике — Дюрере. И я понимаю, что тут уже одной лентой не обойтись. Чтобы рассказать о его жизни, о тех страстях, которые его мучали — нужно несколько серий, как минимум три-четыре. И я уже понемногу настраиваюсь на это, собираюсь с духом. Потому что кино требует от человека мужества. И выносливости.

Готовка — это творчество

Люба, моя жена, очень любит готовить. Она много экспериментирует. Не всегда успешно, но это уже дело второе. Глав­ное, она творчески подходит к процессу. 1/1 потом, неудачный ужин — это с пользой проведенный вечер, когда не съедено лишнее. Ведь иногда актуальнее пропускать ужин, чем ужинать.

Гарантий — никаких!

Кино — это процесс, результат которого зачастую непредсказуем. Я, во всяком случае, никогда не берусь заранее оценивать свои фильмы: хорошие они получатся или нет. Это всегда игра ва-банк. Вроде бы все делаешь правильно — а картина слабая выходит. А можно через пень-колоду продираться к концу фильма, и вдруг получить гораздо лучшую картину, чем та, которая, как тебе казалось, будет прекрасна.

Моя мама, как советский человек, всегда хочет меня накормить. Когда бы я ни зашел к ней, первым вопросом будет: «Есть хочешь?» Я понимаю, что поколению советских людей пришлось много сил отдать битве за еду. Доставали мясо через знакомого в гастрономе, выносившего его через черный ход. Но при этом на праздничном столе каким-то образом оказывалось все то, что называли «деликатесами» — икра, шампанское. Маме в этом отношении, конечно, больше повезло — у деда был особый паек, но все равно она освоила всю эту советскую премудрость, когда всех надо накормить.

Снимать боевики мне уже неинтересно

Я пришел в большое кино из рекламы, которую начал снимать в 90-х годах. Собственно, ради этого и вернулся из Англии, где учился в Кембридже. Стало понятно, что в России можно зарабатывать. Я долго не видел себя в качестве режиссера. До «Антикиллера». Это было интересно. И жанр мне был интересен. Но сейчас мне кажется, что в боевиках я уже сказал все. что мог. Хочется идти дальше.

Отдыхать нужно вместе

Когда я бываю дома, Люба начинает нервничать, потому что я сразу же нарушаю весь заведенный режим. Я про­сто выдергиваю из него Машу, и мы садимся болтать обо всем на свете, смеяться. А в это время все Машины дела стоят. Наверное, это не очень хорошо, но мне кажется, что семейное общение важнее всего остального. Тем более, что я редко бываю дома — мне кажется, что мои девочки забывают, как я выгляжу. Я сейчас продюсирую и частично режиссирую проект «Баку, я люблю тебя». Нагрузка большая. Поэтому когда выдается возможность отдыха, я использую ее по максимуму. И неважно, что мы делаем — валяемся или идем куда-то, лишь бы « вместе. Главное, чувство единства: мы одна семья.

загрузка...