Интервью с актером Даниилом Спиваковским

Даниил Спиваковский

Даниил Спиваковский

Оказывается, помимо «корочки» об окончании ГИТИСа, у известного актера Даниила Спиваковского есть еще и диплом психолога. И, похоже, он не забывает о своей первой профессии.

— Даниил, почему, увлекаясь еще в школе актерским мастерством, вы выбрали психологический факультет?
Я не думал становиться актером. Это, в не­которой степени, случайность. Совершенно не лукавлю, когда говорю об этом. Было время, когда я мечтал пойти в медицинский вуз, но потом выбрал психологический факультет МГУ — продолжил семейную традицию. Моя мама — профессор, доктор наук. Возглавляет большую психологическую студию в Москве. В первый год я не поступил и пошел работать санитаром в психиатрическую клинику.

— Интересный период…
Скорее невеселый. Вообще больница -вещь нерадостная, а уж тем более, если связана с психиатрией. В том опыте была доля шока. Я стараюсь об этом подробно не рассказывать, просто говорю, что был такой у меня период… На следующий год стал студентом МГУ. Но, как назло в том году отменили льготы и мне пришла повестка в армию. Дед сказал: значит, надо идти. Вернулся, восстановился. С малого возраста занимался в художественных студиях, а когда учился в МГУ -участвовал в студенческом театре. Когда несколько моих товарищей решили поступать в театральный, пошел за компанию. И если бы не получилось с первого раза, думаю, на следующий год уже и не пробовался бы. Но прошел сразу в три вуза.

— Кто-то помог сделать выбор?
Дома состоялся семейный совет. Было решено, что психологический надо закончить, ведь неизвестно, как сложится актерская карьера. Поэтому я сделал второй аттестат, сказав, что первый потерял, и отнес в ГИТИС. На самом деле документ находился в МГУ.
Настоящая моя профессия — с уверенностью могу сказать — актер! Но второе образование тоже в жизни пригодилось — изредка на базе психологической студии провожу тренинги по общению.

— А можете рассказать об этом поподробнее?
В двух словах не получится… Это групповая психотерапевтическая работа. Приходят люди, которые хотят стать успешными. Главный постулат моего тренинга: объясняю, что все мы играем в жизни разные роли. Нам приходится это делать. Вот сейчас передо мной вы играете роль. А перед охранником, который провожал ко мне в гримерку, играли другую. Когда придете домой, будете с родными играть третью. В магазине вам наступят на ногу или обсчитают — это будет четвертая-. Вдруг вам кто-то улыбнется навстречу -пятая. Эти роли мы играем спонтанно, неосознанно. Часто так складываются обстоятельства, что нам приходится надевать маску, пряча настоящие чув­ства. Вот об этом мы и говорим на тренинге — об игре в жизни.

— Вам нравится одиночество?
Бывает, нужно по­быть одному, потому иногда люблю стоять в московских пробках. Закрываю окна в машине и нахожусь один со своими мыслями. Это очень помогает.

— Тема нашего номера — приватная территория человека. Вы ведь 25 лет жили в коммунальной квартире, где об уединении не могло быть и речи!
Может быть, имен­но благодаря этому я сейчас так ценю минуты, когда могу побыть один. Но для ребенка жизнь в коммунальной квартире — замечательное время: вокруг полно детей, мы играли, хулиганили. Когда стал постарше, все равно ко всему этому очень легко относился.

— Несколько лет назад мы виделись с вами на площадке фильма «Не торопи любовь». В перерывах между съемками вы говорили по телефону, нежно улыбались невидимому собеседнику… Жене Свете звонили?
Надо мной подшучивают друзья и коллеги, потому что мы со Светой созваниваемся чуть ли не каждые десять минут. Ладно, если я, к примеру, в Киеве, а если на Дальнем Востоке? А в Америке? Зато всегда знаю, когда и что дети поели, во сколько легли спать, как сходили на горшок. Я знаю о них все! Мы со Светой неразлучны даже на расстоянии. Наверное, таким образом компенсируем мое частое отсутствие дома. Даже находясь на съемках в Москве, ухожу рано утром, и очень хорошо, если успеваю Дашу отвести в детский сад. А когда приезжаю вечером, нередко дети уже спят.

загрузка...