Умная муза Эйнштейна


Среди биографов Альберта Эйнштейна, создателя знаменитой теории относительности, внесшей значительный вклад в науку, долгое время было распространено мнение о его первой жене как о заурядной женщине, туповато-медлительной и совершенно ничего не понимающей в физике. Сегодня, благодаря новым исследованиям, выяснилось, что в написании многих работ «гениального физика» его жена Милева Марич принимала самое деятельное участие.

Детство с физико-математическим «уклоном»

Милева Марич, сербка по национально­сти, родилась 19 декабря 1875 года в Воеводине, крае на севере Югославии, кото­рый в те времена принадлежал Венгрии, а сейчас Сербии. У девочки была родовая травма — вывих бедра, небольшая хромо­та осталась у нее на всю жизнь.
С самого раннего детства она проявила поразительные способности к точным наукам, прежде всего к математике, и язы­кам. Помимо этого, девочка увлекалась живописью и музыкой. Одна из учитель­ниц Милевы сказала ее отцу: «Эту девочку надо беречь. Она — необыкновенный ребенок».

Отец Милевы Милош Марич тринадцать лет служил в армии, затем стал чиновником. Он быстро продвигался по службе, так же.быстро росло его богатство и влияние в обществе. Умница Милева была его гордостью, и для нее он не пожалел ничего.
Она окончила начальную школу, затем первый класс средней школы для девочек и поступила в частную гимназию. Училась она очень хорошо, особенно блестящими были ее успехи в математике и физике. Много времени уделяла и изучению иностранных языков — отлично знала немецкий и греческий^ несколько хуже французский.

Она блестяще сдала выпускные экзаме­ны. Но чтобы продолжить образование, Милева вынуждена была переехать в Цю­рих, в образовательных учреждениях которого разрешено было обучаться девушкам.
Отучившись один семестр в университе­те, где Марич начала изучать медицину, она поняла, что это не ее стезя и подала прошение о зачислении на физико-математический факультет Цюрихского поли­техникума. Диплом политехникума позволял преподавать в средней школе, в то время это вполне устраивало Милеву — о серьезной научной работе мечтать пока было рановато… Она успешно сдает довольно серьезные вступительные экзамены, и ее зачисляют на первый курс.

Наука и чувства

В ту же группу первокурсников, что и Милева, был зачислен семнадцатилетний Альберт Эйнштейн. Правда, поступил он в политехникум со второй попытки. После провала первой он решил не испытывать судьбу и поступил в кантональную школу — своего рода подготовительный факультет, — диплом которой гарантировал зачисление в Политехникум без экзаменов. Через год он стал студентом политехникума…
Именно здесь ему уготовила судьба встречу, соединившую их с Милевой на двадцать лет.

…Интересно, что за первые несколько лет знакомства, пока их дружба медленно, но неуклонно перерастала в большое и сильное чувство, они значительно повлия­ли друг на друга, на выбор каждым из них жизненных приоритетов.
Сенсационные открытия в физике в кон­це XIX века вызвали в обществе живей­ший интерес к научным проблемам. Был такой интерес и у Милевы Марич. Жаждущая знаний девушка начала самостоятельно читать научную литературу, далеко выходящую за рамки программы обучения.

А, вот, отношение к любви двадцатилет­ней девушки, увлеченной наукой, в пер­вые несколько лет ее знакомства с Эй­нштейном можно охарактеризовать как иронично-насмешливое…
Своим научным энтузиазмом она зарази­ла и влюбившегося в нее Альберта.
Она была не только умна, но и доброже­лательна, мила и вполне привлекательна. Некоторые биографы Эйнштейна утверж­дали, что именно Милева «затягивала» в любовные сети будущего гения, аргумен­тируя это ее хромотой и внешней непривлекательностью. Оставим это на их со­вести, ведь с сохранившихся фотографий тех лет на нас смотрит симпатичная мило­видная девушка с правильными чертами лица, умными глазами и пышной прической, а что значит физический недостаток перед силой человеческого обаяния!

В то время Эйнштейна больше интересо­вала сфера любовных отношений, нежели научные изыскания, и, несмотря на юный возраст, в первом он уже имел определенный опыт. Но к Милеве его тянет все сильнее и сильнее, и постепенно все «временные» подружки юного ловеласа остаются в прошлом.

…Чтобы понравиться своей возлюблен­ной и завоевать ее расположение, Эй­нштейн тоже пытается приобщиться к чте­нию статей, рассказывающих о последних достижениях физики, хотя до этого про­блемы передовой науки и последние от­крытия в физике его не особенно интере­совали.
Именно благодаря Милеве Марич Эй­нштейн начал знакомиться с классически­ми произведениями крупнейших теорети­ков физики; они с Милевой вместе обсуждали прочитанное, и в этих много­часовых обсуждениях постепенно форми­ровалось их научное мировоззрение.

Отношения между ними развивались медленно, словно Милева присматрива­лась к Альберту. И лишь весной 1899 года она осознала, что в ее душе, оказывается, поселилось прекрасное и тревожно-сладостное чувство, которое все больше подчиняло ее себе. Оно останется с нею на всю жизнь…
О том, что чувства их действительно бы­ли сильны, свидетельствуют «документы любви» — десятки писем, которыми они обменивались в малейшей разлуке. Она стала его «милой малышкой», «милой воз­любленной малюткой». За годы их любви Альберт придумал для нее целую кучу милых прозвищ, но среди всех этих «маленьких колдуний», «лягушонков», «котенков» и прочего стоит отметить такие, как «мой ангел», «моя правая рука» и «моя маленькая чернушка» — мы к ним еще вернемся.

Несмотря на объединившее их чувство и пока еще скромные планы об общем будущем, молодые люди продолжали «грызть» гранит науки. Правда, не одинаково упорно и самозабвенно!

Любовь и теория относительности

Возможно, это случайность, но почему-то получилось так, что все основные научные разработки Эйнштейна шли именно по тем направлениям, которыми в свое время интересовалась целеустремленная студентка, а затем и познакомила с ними своего возлюбленного. Кстати, и сами раз­работки эти осуществлялись Эйнштейном при непосредственном участии Милевы.

…Эта целеустремленная студентка в 1897-1898 годах слушает лекции в знаменитом германском университете города Гейдельберга: о фотоэлектрическом эффекте, о теплом движении молекул, о про­блемах электродинамики.
Эйнштейн позднее тоже проявил интерес к явлению фотоэлектричества и за исследование его получит в 1922 году Нобелевскую премию. Тема теплового движения молекул также оказалась актуальной для Эйнштейна: ей посвящена его диссертационная работа и одна из статей 1905 года. А вопросы электродинамики рассматриваются еще в одной эйнштейновской работе 1905 года — «К электродинамике движущихся тел».

Наиболее важные статьи, появившиеся в первые годы их совместного проживания (в том числе и вышеупомянутые) были на­писаны при самом активном участии Ми­левы. Четыре работы 1905 года прослави­ли имя Эйнштейна. А вот самая первая статья молодого ученого, написанная в 1901 году без помощи Милевы, считается самой слабой из всех его работ.

Возвращение Милевы в Цюрих по вре­мени почему-то совпало с тем моментом, когда Эйнштейн, по его словам, начал за­ниматься своей будущей знаменитой специальной теорией относительности…

Нелюбимая невестка

…Их чувство глубоко и серьезно, они намерены пожениться. Но тут на пути их к счастью выросло грозное и почти не­преодолимое для послушного мальчика из приличной еврейской семьи препят­ствие в лице мамы, которая была катего­рически против этого брака!

Полина Кох, дочь богатого штутгартско­го хлеботорговца, была лидером в доме и задавала тон жизни всей семьи. Будучи человеком сильным и властным, она не отличалась ни мягкостью, ни терпимо­стью — детство и немалая часть взрослой жизни Альберта прошли под знаком ее властной натуры.
Родители Милевы смотрели на развитие их отношений вполне благосклонно, а, вот, родители Альберта, напротив, — с ужасом. Невеста — хромоножка, на четы­ре года старше сына; притом сущий «книжный червь» (так называла ее буду­щая свекровь), да еще сербка!.. Чем креп­че становилась их любовь, тем большее сопротивление они испытывали со сторо­ны семьи Эйнштейнов.

В 1901 году Милева забеременела. Она надеялась, что Альберт теперь осмелится на.серьезный разговор с матерью и угово­рит ее сменить гнев на милость. Увы, Эйнштейн никаких попыток объясниться со своей матерью не предпринял.
Более того, он ничем не помог ей и в за­вершении образования. Из-за полугодич­ного обучения в Гейдельберге Милева пропустила много лекций, у нее в поли­техникуме образовалась экзаменационная задолженность, а большинство предметов пришлось изучать самостоятельно, что сыграло не в ее пользу. Однако даже в этой ситуации по физике Милева получи­ла ту же оценку, что и оградившийся от ее проблем Альберт — 5,5 (высшая — 6).

Несмотря на более низкие оценки, по­лученные Милевой, ее научный потенци­ал в то время оценивали выше, чем Эй­нштейна. После окончания политехникума он безуспешно ищет ра­боту ассистентом в различных научных учреждениях и лабораториях — везде ему отказывают.
Профессор Вебер, научный руководи­тель Марич, не очень дружелюбно к ней относившийся, пригласил, тем не менее, ее в докторантуру при Цюрихском уни­верситете для дальнейшей научной рабо­ты, а Эйнштейна отверг как бесперспек­тивного в научном плане молодого человека. Она в знак протеста тоже отка­залась от этой работы.

Милева, захваченная своей любовью, теперь уже больше мечтает о создании семьи, рождении детей; образование и наука, естественно, понемногу отодви­гаются на второй план.

Жена. Мать. Ученый.

…Прошли годы, вместившие в себя мно­го и радостных, и печальных событий.
Милева родила девочку, которую назвали Лизерль. Но вскоре малютка заболела скарлатиной, врачи спасти ее не смогли. Казалось, радужные мечты о счастливом браке с любимым человеком, о многодетной семье и карьере ученого-преподавателя окончательно рухнули. И тут счастье им все-таки улыбнулось.
Отец Эйнштейна в 1902 году, уже на смертном одре, все-таки дал благослове­ние сыну на брак. 6 января 1903 года в Бернском муниципалитете состоялось бракосочетание Милевы Марич и Альберта Эйнштейна.

В письме своему другу новоиспеченный семьянин сообщал: «Теперь я добропорядочный женатый человек, веду с женой очень приятную и уютную жизнь. Она умеет позаботиться обо всем, прекрасно готовит и все время в хорошем настрое­нии». Милева тоже делится своими пере­живаниями с подругой: «Сейчас я к нему, к моему сокровищу, привязана еще больше (если это вообще возможно), чем когда мы жили в Цюрихе. Он мой единственный друг и товарищ, мне не нужно другого общества, и часы, когда он со мной рядом, это счастливейшее время в моей жизни».

14 мая 1904 года у них родился сын, Ганс-Альберт. А осенью Берн посетил отец Милевы, Милош Марич-старший, чтобы посмотреть на внука и передать зятю приданое невесты в размере 100 тысяч крон (примерно 25000 тогдашних долларов). Альберт не ожидал получить столь огромную сумму от своего тестя и сказал ему, что взял Милеву в жены не ради денег, что он ее страстно любит, и она — его «ангел-хранитель и вдохновитель».

Некоторое время в их семье жил брат Милевы, Марич-младший; он видел, как близки были супруги и как дружно они работали. Милева и Альберт проводили вечера вместе за одним столом, совместно вычисляя, читая и обсуждая научные про­блемы, засиживаясь до глубокой ночи. Милева занималась научной работой вме­сте с Эйнштейном, по словам одного из историков, «спокойно, скромно и неза­метно для глаз людских».

После публикации в 1905 году несколь­ких серьезнейших физико-математических работ Эйнштейн становится широко известен, причем не только в научных кругах. Их семейная жизнь дышит доволь­ством и благополучием, у них родился второй сын — Эдуард, а научные интересы становятся все шире. Они несколько раз ездили на родину Милевы, в поместье ее отца, где наслаждались отдыхом от дел и красотами сербских пейзажей… А потом всё закончилось.

Как ее «забывали»

Закончилась история их любви. Милева Марич стала бывшей женой Эйнштейна. У него появилась новая жена — его кузина Эльза Лёвенталь. К науке она отношения не имела, зато имела скверный характер. И еще она очень не хотела, чтобы ее гениальный муж делил даже часть своей ученой славы с кем бы то ни было.
Но для Милевы окончание их любви можно считать относительным (ведь все в мире относительно!))», она-то любить своего Джонни, как ласково называла Альберта в письмах, — продолжала. И ни­когда не пыталась заявить о своей реаль­ной роли в его научных трудах, хотя именно она. сыграла, возможно, ведущую роль в генерации первых «эйнштейнов­ских» идей.

Имя Милевы Марич после 1920 года не произносилось в присутствии Эйнштейна, дабы его не раздражать; про «моего ангела-; хранителя, вдохновителя» и «мою правую руку» забыли. Хотя нет. Не забыли: в 1930 году Рудольф Кайзер (муж Ильзы, дочери второй жены Эйнштейна) издал биографию Эйнштейна, в которой имя Милевы Марич — женщины, которая была рядом с ним двадцать лет и с которой он был счастлив, — упоминается всего один раз, в связи с первым браком ученого!
Информация об этой неординарной женщине и ее непростой судьбе долгие годы либо отсутствовала, либо носила сильно искаженный характер. Чего стоит такая характеристика Милевы Марич, данная одним из «исследователей»: «Она была достаточно способным человеком, но математическим дарованием не обладала»! И это написано про человека, который в математике был посильнее Эйнштейна и которым, по словам самого ученого, написана вся математическая часть его основных работ!.. К сожалению, заслуги спутницы знаменитого физика до сих пор не оценены по достоинству.

Милева Марич умерла в 1948 году, похоронена в Цюрихе. А на территории новосадского университета в Сербии установлен бюст Милевы Марич-Эйнштейн. У нее на глаза и уши надета повязка в знак протеста против несправедливого отношения к ней: «Лучше тебе не видеть и не слышать, дорогая Милева, сколько ушатов грязи вылили на тебя эти историки науки»…

загрузка...