Интервью с Брэдли Купер

Брэдли Купер

В своем новом фильме «Слова» Брэдли Купер совершает ошибки и раскаивается в них. А мы сопереживаем. Как же иначе?

Ваш персонаж получает огромное количество отказов от издателей. Как у актера у вас был подобный опыт? И как вы справлялись с такими ситуациями, если они, конечно, были?
Когда я только начинал ходить на пробы, я не относился к этому серьезно, не осознавал всю важность происходящего. Обычно через неделю я уже забывал обо всем и беззаботно тусовался с друзьями. Я не нервничал, потому что у меня все время была другая работа. Так что, когда я только начал свою карьеру… Я все еще помню, как пробовался на роль в «Сексе в большом городе». И мне было ужасно страшно, так как сама концепция была мне непонятна! И как можно было, находясь в помещении, играть, как будто ты на улице? С Сарой Джессикой Паркер! Вы шутите? Поэтому я даже привык к тому, что мне отказывали, а когда брали в проект, наоборот, очень удивлялся.

Зато теперь вы снимаетесь с самыми известными людьми и, наверное, уже привыкли к этому. Каково было играть с Джереми Айронсом?
Нет, к такому невозможно привыкнуть, по-моему. Каждая новая встреча как откровение. Я давно мечтал познакомиться с Джереми, так что можно сказать, что сбылась моя мечта! Он очень приятный в общении человек, из тех великих актеров, в чьем обществе всегда чувствуешь себя комфортно. Это парадокс! Я даже немного влюбился в него. То же самое было и с Робертом Де Ниро, и с Лайамом Нисоном. Они все — иконы, с которыми я имел честь работать, и это было потрясающе.

Какой из сыгранных вами персонажей был самым сложным в эмоциональном плане?
Думаю, что Фил из «Мальчишника в Вегасе».

Вы испытываете какие-то сложности, воз­вращаясь к своему персонажу в третий раз? Ведь съемки «Мальчишника в Вегасе — 3» уже начались?
Да, в начале осени. Конечно, мне всегда приходится открывать в Филе что-то новое. Но как раз это мне и нравится. Мне так повезло… Тодд Филлипс, на мой взгляд, лучший комедийный режиссер, Зак и Эд (Зак Галифианакис и Эд Хэлмс) просто невероятные, я уже молчу о Кене Джонге. Он потрясающий актер, да и вообще в третьей части будут играть одни профессионалы. Я люблю Фила, люблю своего персонажа.

В фильме «Слова» вы играете главного героя. Кто он и что за человек?
Мой персонаж — молодой писатель Рори Джэнсен. После публикации новеллы, мгновенно ставшей бестселлером, он достигает долгожданного успеха. Но есть одна небольшая проблема: не он ее написал. И когда Рори узнает, что такое настоящая слава, ему также приходится узнать, какую цену нужно заплатить за украденный труд другого человека.

А вы лично были в ситуации, когда кто-то присвоил себе то, что сделали вы?
Наоборот, мне всегда кажется, будто я все время беру что-то у кого-то без спроса. Но ничего не поделаешь: это — часть творческого процесса.

А какие чувства вы сами испытываете к Рори Дженсэну? Играть отрицательного персонажа вам было сложнее, чем хорошего парня?
Я вовсе не считаю Рори отрицательным героем. Это обычный человек, просто с большим количеством недостатков. Его слабая сторона — нетерпение, а ведь он действительно хороший писатель! Не бесталанный писака, который пытается любым способом добиться успеха…

Много ли у вас общего с вашим персонажем?
Нет, я думаю, я совсем другой. И поэтому, когда Брайан и Ли (Брайан Клагман и Ли Стернтал) за неделю до начала съемок предложили мне попробоваться на эту роль, я очень боялся, что у меня ничего не получится. Но в какой-то момент я осознал, что понимаю своего героя: что им движет, чего он боится… Все его беды, как я уже говорил, от того, что он очень нетерпелив. Ему хочется славы, восхищения, в первую очередь — своей жены. Поэтому он и решается на такой неблаговидный поступок — присвоить себе чужую рукопись. А когда начинает раскаиваться, становится уже поздно. И никто не может помочь ему в этой ситуации: ни его издатель, ни настоящий автор рукописи, ни жена, чьего одобрения так жаждал Рори…

Вы так глубоко анализируете его поведение и поступки! Вы тоже нетерпеливы?
Наоборот! Меня можно назвать везунчиком, потому что я очень упорный. Я работал в ночную смену, а днем ходил на десятки прослушиваний и кастингов. Меня не пугали отказы. Нельзя сказать, что я не придавал им значения, но от цели не отступал.

А где вы работали в ночную смену?
В отеле Morgan в Нью-Йорке. Я был швейцаром.
До сих пор могу поймать такси в считаные секунды!

Наверное, приятно, когда такси тебе ловит самый сексуальный из ныне живущих мужчин… Такой ведь вам присвоили титул?
Да, все так. Но когда я только об этом узнал, у меня был шок. Я подумал, что это, должно быть, какая-то ошибка или чей-то розыгрыш.

Это, наверное, просто здорово. Или все же есть какие-то минусы, которых не видно на первый взгляд?
О, это — непростой вопрос… Хотя нет, минусов нет совсем! По крайней мере я с ними не сталкивался.

Как к этому отнеслись члены вашей семьи?
Они, конечно, рады и гордятся мной. Хотя это ведь не совсем то, о чем родители могут рассказать соседям: «Эй, наш сын — самый сексуальный мужчина планеты!»

Вам дали что-нибудь, что официально за­крепило бы этот титул? Какой-нибудь сертификат, кубок или, может быть, удостоверение?
Нет, обычно в таких случаях ничего не дают, но лично для себя я сделал кое-какие пометки на будущее. Хотя, конечно, я надеюсь, что у меня не возникнет необходимости показывать кому-нибудь документ, подтверждающий мою сексуальность.

загрузка...