Есть женщины в русских поместьях

Елена Маньенан

Елена Маньенан — хозяйка гостевого дома Частный визит в плесе. Некоторые гости, чтобы отобедать у нее, специально прилетают на вертолете. Хозяйке, однако, нет дела до статуса гостя, она балует всех одинаково усердно.

Это надо уметь. Надо уметь быть такой умной и светлой, мудрой и веселой,терпеливой и непримиримой, трудиться с утра до ночи и при этом отлично выглядеть, бросить имение в Бургундии и поселиться в российской глубинке, вырастить трех сыновей и воспитывать еще десять приемных детей, печь изумительной вкусноты пирожки… Чтобы что-то понять о Елене Маньенан, мало знать сюжет ее жизни -ее жизнь надо рассматривать в контексте русской помещичьей культуры XIX века, и, может быть, тогда что-то откроется.

Явление культуры

О таких женщина, как Елена Маньенан, мы читали в книжках. Русская классическая литература. В романах Гончарова есть такие, в рассказах Бунина, у графа Толстого и Ивана Тургенева встречаются. Это такой уникальный женский тип, в начале XX века практически исчезнувший из русской жизни. В «Вишневом саде» Чехова их уже нет: Раневская — другая, разруша- ющая. Маньенан — из созидательниц. Раньше таких женщин называли помещицами, барынями, их уклад держал русский мир.

Что делали те барыни? Ничего особенно великого. Устраивали быт, берегли покой семьи, воспитывали детей, не давали отчаиваться мужьям, учили крестьянских детей, лечили, устраивали праздники, были строги и милосердны. Можно сказать, что они были топ-менеджерами своих имений, фантастически эффективными управленцами, сегодняшним топам у них бы учиться, а не только на МВА. Их жизнь была налажена, продумана, обоснована, они твердо стояли на ногах, рядом с ними было нестрашно и надежно. Люди их уважали и верили им. Бабушка Татьяна Марковна из гончаровского «Обрыва» -ровно такая. Елена Маньенан вернулась в Россию из Франции в 1997 году, прожив там 10 лет: сначала в Париже, потом в Бургундии. Ивановская область, Приволжский район, деревня Меленки: полуспившийся народ, которому месяцами не платят зарплату (1997 год — помните?), и на сотни верст вокруг тоска. Из старинного французского особняка с мозаичными полами и садовыми угодьями Елена попала в деревенский дом с русской печью в роли плиты, удобствами на дворе и баней по субботам… Чтобы человек сделал такой выбор, должны быть очень серьезные жизненные обстоятельства.

Бунт пирожков

Маньенан — это по мужу, французскому журналисту Андре Пьеру Маньенану. Он работал в Москве корреспондентом ТАСС, и у него была собственная небольшая фирма, поставлявшая оборудование для музеев. Они познакомились в Москве в 1986 году. Через год вместе с двумя мальчиками от первого брака и родившимся Даниэлем, Елена уехала к мужу в Париж. А через пару лет семья купила в кредит особняк в Бургундии -дом 1726 года постройки с парком.

Елена жила обычной жизнью домохозяйки. Готовила обеды-ужины, ездила за покупками, встречала детей из школы, уроки, уборка, сад, в общем, быт — вполне благоустроенный, вполне налаженный. Только не хватало чего-то… Елена начала давать званые обеды. Готовить она любила и умела, ктому же под рукой была заветная тетрадь с рецептами, доставшаяся от ее московской бабушки Завидковой Клавдии Владимировны. Французские гости восхищались кухней Елены и регу­лярно посещали ее застолья, но не было тепла дружеской беседы до утра, общих интересов, жарких споров… Такая жизнь шла бы своим чередом — день за днем, если бы не обстоятельства непреодо­лимой силы. В 1992 году бизнес Андре рухнул в одночасье. Надо было выплачивать кредит за дом — на пороге судебные приставы, покупать еду, платить за школьный автобус… Каким образом, на что? В начале XIX века Раневская, стоя на пороге отчаяния, продала свой вишневый сад и уехала в Париж. Елена Маньенан стала печь пирожки. Эти пирожки спасли ее детей, мужа, впавшего в чудовищную, позволительную только мужчинам черную депрессию, в конце концов, ее «вишневый сад», который она не продала, а увезла с собой, в Россию. Всю ночь Елена пекла, утром, уложив пирожки в две корзинки, отправилась на местный рынок. Заплатила 10 франков за место и стала ждать покупателей. Было стыдно. Надо понимать, что для москвички из семьи советских интеллигентов немыслимо стать торгашом. Однако никакого труда стыдиться не надо — этому ее наставляла принцесса Анна Оболенская.

В первый же день Елена выручила 200 долларов. У лотка появились фотографии Красной площади, макет медведя с балалайкой, зазвучала русская народная музыка. Клиентов прибывало. Несколько последующих лет пирожки стали спасением и проклятием Елены. Ночью пекла, днем продавала. Жизнь зашла в тупик… В какой-то момент Елена твердо сказала мужу: уезжаем в Россию. Андре не захотел. Маньенан уехала одна, с младшим сыном.Через некоторое время Андре присоединился — при условии, что жить в России будут в 370 км от Москвы (такое расстояние от Парижа до Бургундии). Очертили по карте циркулем круг и выбрали деревню Меленки.

Плоды просвещения

Русско-французская семья для деревенских была экзотикой. Но контакт наладился быстро. Елена не чванилась, не играла в благодетельницу, а помогала и просвещала. Учила взрослых животноводству — как сделать так, чтобы куры, кролики, скотина не дох­ли пачками, а детей — рисовать, читать, писать. Соседке, у которой отнялись ноги, купила инвалидную коляску. Болеющим привозила врача…

После двухлетней жизни в Меленках супруги Маньенан перебрались в Плес, где купили 15 соток земли и дом на горе Панкратка с фантастиче­ским видом на Волгу — будто из пьес Островского. Сейчас это большой прекрасно оборудованный гостинично-ресторанный комплекс. Есть огромная гостиная с гигантским абажуром. По углам -старинные сундуки и самовары. Деревянная прялка. Во всем хозяйстве работает 30 человек. Дети тоже очень помогают.

Десять детей приняла Елена в свою семью, воспитывает, дает образование. Но только шестеро были приняты официально, через органы опеки. Маньенан не ждет, что государство будет ей помогать. Если возникает необходимость оказать помощь детям-сиротам или детям из неблагополучной семьи, или детям и их маме, которая оказалась в трудной ситуации, Елена не медлит. Ни у кого ничего не просит, не ждет милости от жизни, а просто делает. Слава о ее пирожках дошла до самого Кремля. В книге гостей «Частного визита» множество знаменитых имен. Андре полюбил русскую зиму. Дети растут в труде. У Маньенан большое хозяйство, много хлопот, много идей. Она просыпается в семь утра и ложится за полночь. К ней едут из окрестных деревень фермеры;приходят местные крестьяне — кто грибы несет, кто рыбу, кто ягоды: всех надо принять, осмотреть товар, сговориться о цене. По утрам — обговорить с поварами меню надень, забежать в течение дня — снять пробу. Гости в доме — значит, вечером будут посиделки в гостиной за чаем и домашней наливкой… А там — новый день.

загрузка...