Слушаю твое дыхание

«Разве знал я, циник и паяц?..»

Зоя Богуславская счастлива в браке. Вместе с мужем, Борисом Каганом, они дружно воспитывают сына. На момент знакомства с Вознесенским она уже состоялась в профессии: успешный литературный критик, драматург, автор нескольких книг… Менять привычный уклад не собиралась. Да и, как признавалась сама Зоя Богуславская, была далеко не из тех, кто смог бы бросить всё и утонуть в «пучине страсти». Так что поначалу до влюблённого поэта ей не было никакого дела. Совсем иначе всё обстояло с Андреем. С первого взгляда он понял: «Только Зоя». Его судьба, его муза, его счастье, его спасение…

Как говорится в одном из стихотворений Андрея Андреевича: «В любви все поступки чисты». На адрес Зои Борисовны полетела бесконечная череда телеграмм. Когда это не возымело действия, Андрей Андреевич стал буквально обрывать звонками её телефон. Когда не помогло и это, поэт пытался любыми способами встретиться с ней, хоть на минутку! Эти действия вызывали противоположный эффект. Зоя не только игнорировала навязчивого ухажёра, но и старалась не быть там, где их пути (пусть даже потенциально) могли бы пересечься. Но, как говорится, «случай решает всё». Особенно в сочетании с безумным поступком и если это касается жизни настоящего Поэта.

«Может, её называют Оза?»

Богуславская вместе с сыном Лёшей отправилась в теплоходное путешествие по Волге. На одной из остановок заместитель капитана подошёл к ничего не подозревающей женщине, держа в руках огромный букет. «От товарища Вознесенского!» — сказал он с лукавой улыбкой на лице. Она не приняла букет, крепче взяла за руку сына и пошла на палубу. Каково же было удивление не только Зои, но и всех остальных туристов, когда это стало повторяться на каждой станции! Да ещё о каждом подарке объявлял чей-то бодрый голос из радиорубки, обязательно указывая на то, кому именно предназначался букет.
Вспоминая об этом случае, она сказала: «Мне было нельзя даже выйти из каюты — настолько это была тотальная атака». На причале в Петрозаводске(конечной станции) её встречал Андрей Андреевич. Как оказалось, в ожидании он провёл целые сутки без сна и еды, полный томления, тайных дум, страхов и надежды. Наивный, он полагал, что сломил неприступную музу, и уже был готов принять её в свои объятия. Но… вместо Психеи, сражённой любовью Купидона, поэт увидел разгневанную Афину Палладу, готовую публично пронзить его копьём из нелестных слов в его адрес, Зоя Борисовна была разъярена так, что в обидной форме попросила Вознесенского навсегда забыть её и перестать дискредитировать перед семьёй и обществом. Поражённого поэта сразило отчаяние… Бесцветным голосом он пообещал, что больше никогда не будет её преследовать, и кинулся прочь. В таком безнадёжном состоянии Зоя не видела его никогда. Она не на шутку испугалась за жизнь поэта и, терзаемая чувством глубокой вины, послала ему телеграмму примирительного содержания. Это была «первая веточка, потянувшаяся от меня к нему». Спустя какое-то время они договорились о встрече. Через пару недель Зоя под диктовку Андрея пишет в загс прошение о разводе. Судьба с чувством абсолютной победы громко аплодировала себе и влюблённым.

«Мы — как формула жизни двоякая»

Никто не мог поверить в реальность случившегося: Зоя Богуславская принципиальная, серьёзная, «бескомпромиссная по отношению к мужчинам», вдруг связала жизнь с легкомысленным поэтом, да ещё Вознесенским, которого не так давно гнал прочь из страны сам товарищ Хрущёв. Ей стали звонить многочисленные поклонницы поэта: кто с угрозами, кто с мольбой, кто с оскорблениями. Из-за связи с опальным поэтом Зое отказывали в деловых встречах и всячески мешали публикации статей. Категорически не принимала невестку Антонина Сергеевна, мать Вознесенского, сравнивая их связь с «татарским игом»: Бывший муж без жалоб и упрёков попросил её одуматься и вернуться в семью… Борис ни капли не сомневался в том, что она не проживёт с Андреем и года, и был готов ждать её сколько потребуется. Но вопреки всему и всем Богуславская и Вознесенский были неразлучны практически полвека… Поэт взял верх над независимой Зоей. И перед миром предстала новая женщина — ОЗА!

«Как ты, милая, снишься!..»

В одном из интервью на вопрос: «Посвящал ли ей стихи Вознесенский?» Богуславская скромно ответила: «Я и так рядом с ним всегда, зачем посвящать мне стихи?» Но никто не забыл, что в 1964 году из-под восторженного пера поэта вышла поэма, написанная в её честь. Нетрудно догадаться, как она называлась…
Вы: микробы, люди, паровозы, Умоляю — бережнее с нею. Дай тебе не ведать потрясений, Лее, Оза…
Мало кому известно, что Андрей Андреевич считал эту поэму несовершенной — по его мнению, в ней недоставало последней главы. И виноватой в этой оплошности была… сама героиня.

Впервые «Оза» должна была быть (прочитана в Большом зале консерватории. Но автор и не собирался приезжать туда — было не до того! Из Ялты, где он находился в то время, прислал телеграмму, адресованную Богуславской: «Милая, приехать не могу, цветёт миндаль». На что Зоя Борисовна сильно обиделась и «высказала своё мнение». Вознесенский тут же прилетел, но после ещё много лет обвинял жену, что не дописал поэму из-за её «чрезмерной ответственности перед публикой». Конечно же, этот случай совсем не помешал ему и дальше посвящать произведения своей возлюбленной. Так, в одном из последующих стихотворений он написал:

Нас с тобой никто не расколет. Но когда тебя обнимаю — Обнимаю с такой тоскою, Будто кто-то тебя отнимает.
Их действительно вряд ли что-то могло разлучить. Так чувствовал поэт, в это твёрдо верила Зоя Борисовна -слишком крепко судьба связала воедино их жизни. Крепко до тех пор, пока против их любви не выступила «госпожа» смерть…

«Тебя не опечалят строки эти?..»

В первый раз она попыталась разлучить их в Переделкино. Преемник Бориса Пастернака — Вознесенский души не чаял в этом месте с его чудесным пейзажем, так вдохновлявшим на творчество создателя бессмертного доктора Живаго. Андрей Андреевич и Оза просто не могли не построить здесь собственный домик. Кремовые шторы, «высокомерные лампы», знаменитые видеомы, памятные подарки от всемирно известных друзей, стеклянная лестница, ведущая прямо на 2-й этаж, — всё это хранилось и создавалось парой с особой трепетностью и любовью. Наверное, поэтому всем, кто по­бывал в их доме хоть раз, хотелось не просто прийти снова, но и навсегда остаться здесь жить. Тем удивительнее стало появление в доме грабителей. В тот день смерть решила взяться за Зою Борисовну. Андрей Андреевич спал на 2-м этаже. Богуславская всячески пыталась сделать всё, чтобы мужа не разбудили: если он спустится вниз — увидит, что она стоит одна ночью под ножом троих мужиков… Каким-то чудом ей удалось уговорить их взять всё необходимое и уйти прочь. С того момента Зою Богуславскую стали считать самой отважной женщиной Советского Союза.

Потом было нападение собачьей своры, которая накинулась на поэта, любившего «выстукивать стихи» при прогулках. Вовремя подоспел какой-то дачник и прогнал собак… Спустя несколько лет — автомобильная авария… Вознесенского тогда спасал знаменитый Левон Бадалян, не раз вытаскивающий из цепких лап смерти Высоцкого.

Самое страшное случилось на Кипре в 1995-м. Андрей Андреевич уплыл в море, Оза задержалась на берегу, о чём-то задумавшись. Мысли прервали крики бегущих к ней людей: «Ваш муж тонет!» Женщина помчалась к воде и с трудом вытащила его на берег. Счастливые, они улыбались — «просто свело ногу», ещё не зная, что это был самый сильный ход дамы с разящей косой. С того момента началась многолетняя борьба с болезнью сроком в 15 лет. Как говорила Оза: «Борьба за каждый участок его организма». Атипичный Паркинсон. Все эти годы они искали лучших консультантов и опытных массажистов из международных оздоровительных центров, доставали редкие лекарства, собирали деньги на очередную доро­гостоящую операцию. Конечно, при всём этом они никогда не сдавались, продолжая любить и верить друг в друга, но смерть не знает проигрышей. Сначала этой болезнью она забрала голос Андрея Андреевича, потом ему стало трудно передвигаться, есть, дышать…

«В последние годы он свято верил в то, что я найду выход, сумею ему помочь. У него была психологическая иллюзия, что когда я рядом — ничего плохого не случится. Он и умер на моих руках».
«Дай тебе не ведать, как грущу. Я тебя не огорчу собою. Даже смертью не обеспокою, даже жизнью не отягощу»…

загрузка...