Интервью с Ольгой Кабо

Ольга Кабо

Ольга Кабо

Ольга Кабо триумфально вернулась к нам из 90-х. В уходящем году она стала мамой во второй раз, вдохновенно играет в театре им. Моссовета, а 2 февраля в Доме Музыки состоится премьера музыкально-поэтического спектакля «Я искала тебя…», посвященного Марине Цветаевой. Счастливая жена и мать, талантливая актриса встретилась с нами, чтобы рассказать о своей нынешней жизни.

— Оля, мне кажется, у тех, кто не имеет отношения к миру театра и кино, существует представление:есть женщины, а есть актрисы…
— Отвечу, как Мэрилин Монро: «Я совершенно определенно женщина, и это меня радует». Каждая из нас проживает свою жизнь. Но актриса, всякий раз влезая в новую «шку­ру», постигает чужую душу, примеряет ее и присваивает себе. Бывает, ловишь себя на мысли — а это голос и интонации моей героини. И понимаешь: это отголоски твоих ролей. А как иначе? Я это прожила, поняла, приняла. В нашей профессии жизнь и сце-натактесно переплетены, что невозможно отделить одно от другого. И внутри меня это существует гармонично.

— Примеривая чужой характер, не меняешь ли ты свою собственную судьбу?
— Ни в коем случае! Я чужда актерских суеверий, никогда не отказалась бы от булгаковской Маргариты, более того, я ее сыграла в антрепризной постановке. Выходя из театра, я не тяну за собой шлейф сыгранной драмы. Уметь разделять жизнь и сцену — это тоже искусство.

— Говорят, настоящая актриса должна быть одинока…
— Я с этим не соглашусь, хотя целых девять лет моей жизни после расставания с первым мужем были окутаны именно такой легендой. Сейчас, когда у меня за плечами надежный тыл, я чувствую в себе силы сыграть все, любую роль. Именно моя семья вдохновляет, позволяет «отпустить» себя на сцене.

— Получается, что девять «одиноких» лет были не лучшими в творчестве?
— Не знаю, плохо это или хорошо, но у меня никогда не было ни стремительных взлетов, ни жестких падений. Я всегда знала: профессия — главное, что у меня есть. И никогда ее не предавала, чтобы ни происходило в личной жизни. Может быть, потому что даже не успела помечтать в детстве, кем хочу стать? Кино «схватило» меня сразу и больше уже не отпустило.
В 15 лет я оказалась не просто на съемочной площадке, а в многомесячной киноэкспедиции.
Родителей рядом не было -они работали. И я как-то сразу поняла — это дело моей жизни.

— Рядом состоявшиеся актеры, настоящая работа… Это не испугало тебя?
— Наоборот, я сразу повзрослела. Училась строить отношения с людьми, распределять собственный бюджет. После съемок вернулась совершенно другим человеком, самостоятельным и уверенным в себе. Но, главное, я обрела любимую профессию, и у меня уже не возникало вопроса «Кем быть?». Именно тогда я перешла из английской спецшколы в театральную.

— И родители отпустили тебя так рано в самостоятельную жизнь? Как решилась мама?
— Я жила в творческой семье, в которой главным режиссером была, конечно, мама, несмотря на то, что у нее было техническое образование. Именно мама помогала мне подготовиться к творческому конкурсу при поступлении
во ВГИК, я ей всецело доверяла. Каким-то неведомым образом мама всегда чувствует, что звучит искренне, правдиво, а что фальшиво. Многими своими творческими победами я обязана только ей. Мама — первый и главный зритель всех моих спектаклей, но еще и суровый критик, который буквально «препарирует» мою игру. Бывало, что я сопротивлялась, спорила, не соглашалась, расстраивалась, но чаще всего, отойдя от эмоций, понимала — мама была права. И даже сейчас, когда я вполне состоявшаяся актриса, мама — мой главный советчик и друг номер один!

— А как родители восприняли новый брак?
— До моих 40, за исключением 7 лет первого брака, я жила с родителями. Конечно, когда после свадьбы мы с дочкой Таней переехали
в дом моего мужа Николая, они скучают по нашей большой и шумной семье… Но мы и не расстались навсегда, каждый день по нескольку раз созваниваемся, ездим друг к другу в гости. Родители с большим уважением относятся к моему новому статусу замужней женщины.

— Как отнеслась твоя дочь Татьяна к появлению в вашей жизни Николая?
— Таня одобрила мой выбор, хотя поначалу, Коля был чуждым элементом в нашем с дочерью пространстве. Будучи всегда единственной, она не сразу привыкла к мысли, что меня нужно с кем-то делить. У Тани есть родной отец и есть Николай, с которым у нее ровные, уважительные отношения. А вот кто сразу стал для Танюши действительно родным, так это братик Витя. Таня его обожает!

— А дети Николая — часть вашей семьи?
— Вместе мы редко собираемся, они ведь уже взрослые, самостоятельные, занятые люди. Чаще сыновья общаются с отцом, обсуждают дела, общий бизнес, дочь недавно вышла замуж, у нее теперь своя семья… Но двери нашего дома всегда открыты. Я всегда хотела иметь большую семью, где было бы много детей.
И очень близко подошла к исполнению своей мечты: у нас с Колей на двоих пятеро! Надеюсь, что мы будем чаще все вместе встречаться за круглым семейным столом. Вообще, Николай — отец строгий, воспитывает детей без сантиментов, и существует только один человек на свете, на которого не распространяется пока его отцовская жесткость -наш маленький сын. Витюша — главный смысл жизни Николая, он растворился в нем полностью. Уверена, Витю он будет воспитывать по-другому, хотя бы потому, что стал отцом в 52 года.

— А какая она, взрослая, зрелая любовь?
— Мирная и мудрая. В нашем возрасте мы прекрасно понимаем, что никого нельзя перевоспитать, что любой союз — это компромисс. Я, если надо, могу промолчать, что-то не досказать, уступить, просто выдержать паузу — и это легко и естественно. В первом браке я боролась за свои права, свободу, сейчас роль «главы семейства» безропотно отдаю мужу. Он же позволяет мне быть самой собой и с пониманием относится к моей работе. До встречи со мной Николай несколько лет жил холостяком. Он не­вероятный педант и чистюля. Ктому же, бывший военный, и этим все сказано. Когда мы с Таней переступили порог его дома, мы, в полном смысле этого слова,оказались в настоящем музее. А сейчас у нас царит творческий бес­порядок: игрушки, документы, сценарии, пуанты невсегда лежат на своих местах… (Улыбается.) Я могу приехать домой, бросить вещи в коридоре и побежать к маленькому сыну. Иногда Колино терпение лопается.»И тогда между нами проскакивают искры. Но в таких случаях, чтобы не усугублять конфликт, я просто беру Витюшу и отдаю его мужу в руки. В результате — «тишь, гладь да божья благодать»!

— Маленький сын изменил всю вашу жизнь?
— Появление на свет Вити — настоящее чудо.
В прошлом году в Храм Христа Спасителя привозили пояс Богородицы, и мы с мужем дважды прикладывались к святыне. Когда я поняла, что беременна, легко подсчитала, что именно после посещения храма во мне зародилась новая жизнь… Представляешь, и врачи подтвердили это с точностью до дня! А вообще, с появлением маленького в нашем доме все постоянно улыбаются, потому что Витя — настоящее солнышко. Он всех объединяет — моих родителей, Таню, Колю, меня, делает настоящей семьей.

— Что для тебя театр и что кино?
— Я люблю и трепетно отношусь и к тому, и к другому. Но уверена, что актриса может полностью реализоваться только на сцене. Театр — это возможность экспериментировать, искать, ошибаться и работать над ошибками. Театр — это здесь и сейчас. А кино, раз заснятое на пленку, лишь воспоминание из прошлого. Не изменить, не переиграть, не исправить. В последнее время кино не так часто предлагает мне хорошие проекты, поэтому моя душа всецело отдана театру. Сейчас я «больна» поэзией Серебряного века. В дуэте с замечательной певицей Ниной Шацкой мы уже сделали музыкально-поэтический спектакль «Память о солнце» на стихи Анны Ахматовой. Ее стихи настолько созвучны прошлому и настоящему! А наш новый спектакль «Я искала тебя…» — это посвящение великой Марине Цветаевой, построенный в форме диалога двух близких и невероятно талантливых женщин, матери и дочери, Марины Цветаевой и Ариадны Эфрон. Сколько в их стихах, письмах, дневниках ответов на самые главные вопросы жизни и души.

— Когда говорят о творческой зрелости, обычно скромно умалчивают реальный возраст…
— В январе мне исполнится 45 лет. Уверена, что такие даты нужно встречать с восторгом. И пониманием, что многое еще впереди. В 40 лет я встретила мужчину своей жизни, в 44 — родила сына, горжусь тем, что мать двоих детей. И мне неинтересно возвращаться в свои 20, свою «Джульетту» я уже сыграла. Хочется идти дальше. Так что пускай юная и сияющая красавица Ольга Кабо останется в фильмах 90-х, а сегодня пусть зрители видят зрелую драматическую актрису.

По материалам журнала «Женские секреты»

загрузка...