Отважный капитан Джеймс Кук

Джеймс Кук

Джеймс Кук

Помните, как вопрошал бард в шутливой песенке: «Почему аборигены съели Кука?» и тут же отвечал, мол, из большого уважения: «Кто уплетёт его без соли и без лука, тот сильным, смелым, добрым будет вроде Кука!» Без шуток, очень точная характеристика легендарного капитана!

Мистер Никто из Ниоткуда

1728 год. Типичное английское захо­лустье — деревня Мартонин-Кливленд, что в графстве Йоркшир. Отец семейства Куков даже не из крестьян, то бишь «по-англицки» фермеров, у тех земля имелась в собственности, а батрак по найму — этому поле вскопает, тому овец выпасет. Так и перебивались. Денег на обучение маленького Джеймса, равно как и четырёх его братьев и сестёр, в доме отродясь не водилось, накормить-одеть бы. Однако смышлёный мальчишка быстро выучился читать и писать — один из работодателей отца разрешил ему посидеть в своей домашней библиотечке. А уж где и как юному Куку удалось изучить математику, географию и навигацию до такой степени совершенства, что умел составлять сверхточные даже по сов­ременным критериям географические карты — одному Богу известно. Никаких учебных заведений в биографии Джеймса Кука не числится. Достигнув -совершеннолетия, он покинул родительскую хибару и подался в юнги. Это только звучит романтично, а на деле нужно было сутками закидывать уголь в топку грузового баркаса. Бицепсы натренировать, конечно, дело хорошее, но душа рвалась за горизонт. И когда Королевский военно-морской флот объявил набор добровольцев на службу, Кук с радостью вступил на борт корабля дальнего плавания простым матросом. Уже через два года, не имея за спиной ни дворянского титула, ни связей, ни состояния, он стал его капи­таном. Ровно в 29 свой день рождения -27 октября 1757 года. Честолюбивого простолюдина взяли на заметку, и вскоре новоиспечённый капитан отправился в первую «кругосветку».

Якобы для сбора астрономических данных по заданию адмиралтейства, мол,интересно отследить, как Венера проходит через диск Солнца. На самом деле Географическое общество Британии, которое поддерживала и спонсировала сама королевская семья, преследовало куда более прагматичную цель — найти и принять под английский флаг легендарный материк Terra Ihcognita (так в древних манускриптах именовали Австралию). Год скитаний по морям-по волнам, и казавшаяся почти не выполнимой миссия успешно завершена. Молодой человек из глубинки забрался в такие дали, о которых не слыхивали в его родном Йоркшире. Зато теперь каждый его соотечественник мог с гордостью заявить, что где-то далеко-далеко есть часть его империи. По законам того времени любой европеец, первым ступившим на новую землю, мог объявить её собственностью своей страны. Что, собственно, Кук и поступил с Австралией. Так он подарил родине лакомый кусок территории без объявления войны, без кровопролитных сражений и выматывающих дипломатических переговоров. Больше и делать было ничего не надо, чтобы навсегда остаться в истории Великобритании и мира.

По второму кругу

Однако единожды вкусив сладкий плод славы, уже невозможно остановиться. Вообразите, ещё вчера на картах мира зияло белое пятно, а сегодня вы лично вырисовываете контуры нового материка. Да, вы Создатель, Демиург, Господь Бог — не меньше! Сын батрака, перед которым теперь гостеприимно распахнулись двери лучших домов Лондона, писал в дневнике: «Я имею честолюбие не только идти дальше, чем кто-либо до меня, но и столь далеко, сколько возможно для человека».

Во время второго кругосветного путешествия корабли, возглавляемые Джеймсом Куком, впервые в истории человечества пересекли Южный полярный круг. Капитан планировал заняться исследованием почти не изученных районов Тихого океана, прилегающих к Новой Зеландии, но помешала цинга, подкосившая его подчинённых. Как добрый пастырь обязан заботиться о своей пастве, так и Кук отставил все свои амбиции в сторону и вплотную занялся восстановлением здоровья матросов. Похожий на рай Таити щедро наделил умирающих от авитаминоза европейцев таким количеством фруктов, что скоро от цинги не осталось и следа. А на островах Эуа и Тонгатабу Кука поразила щедрость уже душевная — местные жители оказались столь радушны, что их земли на карте капитан в благодарность назвал островами Дружбы. Тем большее потрясение должен был испытать этот закалённый в морских походах, просоленный морями опытный моряк и вместе с тем, по отзывам современников, милейший человек, когда ему доложили, что восемь матросов и двое боцманов с одного из кораблей его экспедиции отправились на берег Новой Зеландии за свежими овощами и самипревратились в обед туземцев-канибаллов…

Трудно быть Богом

Однако самое поразительное ждало Кука в третьей «кругосветке» 1778-1779 годов. Аборигены Гавайских островов приняли высокого, белокожего и голубоглазого Джеймса с «разящей на расстоянии палкой» в руках (мушкетом), прибывшего из-за моря на «плавучем острове», как и предсказывали древние сказания, за бога Лоно, которого они терпеливо ждали из поколения в поколение. Явление божества означало возвращение на их земли мира, плодородия и прочих земных радостей. Девять тысяч гавайцев во главе с королём Каланиопуу и верховным жрецом Коа единым хором приветствовали Кука-«Лоно» на берегу Кеалакекуабей. На его широкие плечи накинули накидку из разноцветных перьев — символ безграничной власти. Его людям предоставили лучшие плоды, пресную воду и первых красавиц- собственных жён. Капитан от последнего угощения вежливо, но твёрдо отказался. И совершил тем самым роковую ошибку. Кук вообще прославился на родине своей сдержанностью, почти аскетизмом во всём, что касалось земных удовольствий. Да, откровенно говоря, и гавайские красотки, по воспоминаниям очевидцев, «оказались самыми безобразными созданиями в человеческом обличий, каких только можно себе вообразить». Только изголодавшиеся по женской ласке матросы могли польститься на их прелести. И, разумеется, какому муж­чине не польстит отношение к нему, как Богу, а туземки именно так обихаживали каждого белого вплоть до последнего юнги. Куку не польстило. Он и так знал себе цену. Разобиженные гавайские дамы в долгу не остались: они прокляли неприступного Лоно и весь его род за­одно. Словесный поток красноречия на эту тему подкрепили соответствующими ритуальными танцами вокруг жертвенного костра…

Недопонимание между аборигенами и чужаками разрасталось с каждым днём. То один из бледнолицых «сгорел» от местной неизвестной хвори — отчего же всемогущий Лоно не спас своего поданного? Может быть, бог не настоящий?! То у команды Кука баркас пропал в ночи, не иначе дикари украли… Дело дошло до того, что гавайцы потребовали у пришельцев, боги они или нет, немедленно покинуть их землю по добру по здорову. Один, особо буйный носитель набедренной повязки, даже осмелился замахнуться на самого Лоно копьём, толпа, подбиравшая его сзади, словно ждала этого сигнала неповиновения и ринулась на ошеломленных матросов. Кук открыл огонь,но в ту же секунду понял, что напрасно потерял голову. Численный перевес аборигенов был очевиден, а их почти животная агрессия не знала никаких границ,и капитан приказал: «Спасайся, кто может!» Удар дубинкой в затылок остановил ход земной жизни Кука-Лоно навсегда.

Проклятый род

Съели или не съели, по сути неважно, но уточним — нет, аборигены не отобедали сверженным богом. Они поделили бездыханное тело прославленного морехода согласно древней традиции в зависимости от занимаемого в племени социального статуса, скальп достался, как и положено, королю. Лишь душу верховного жреца терзало смутное сомнение — а вдруг белокожий великан всё же Лоно? Убоявшись мести его духа, аборигены аккуратненько сложили останки Кука в корзину и отдали оставшимся в живых членам его команды. Те согласно морской традиции зашили их в парусину и отправили за борт, матросу положено упокоить душу на дне океана, который он бороздил. На сём обе конфликтующие стороны успокоились и больше никогда в жизни не встречались.
А вот проклятие прекрасной половины Гавайев продолжало жить и творить своё чёрное дело. Из шести детей капитана Британских Королевских ВМС Джеймса Кука и его супруги Элизабет Беттс до почтенного возраста не дожил ни один. Первенец, названный Джеймсом Куком-младшим, пошёл по стопам знаменитого отца и погиб во время кораблекрушения. Следующий сын, 16-летний Натаниэль, пропал без вести вместе с кораблём Вест-Индской компании. Эльза -любимица матери, скончалась от непонятной лихорадки в пять лет. Джозеф ещё не вышел из пелёнок, когда предстал перед Господом. Рождённый после него Джордж от­правился вслед за братиком спустя пару месяцев после первого крика. Хью сгорел от скарлатины в неполных 17. Их мать осталась доживать свой вдовий век (93 года) в полном одиночестве. Каждый англичанин был в курсе её скорбных дел, имя Кука помнили, мало того — его путешествия изучались во всех школах, его имя было начертано в географических картах, посмотрите, и сейчас есть архипелаг его имени, заливы и бухты Кука, пролив между крупнейшими островами Новой Зеландии по-прежнему носит его славное имя. Но тоже помнили и о проклятии, которое висело над его родом, и никто не смел войти в его дом, дабы помочь Элизабет. Да и чем поможешь — белый человек бессилен перед танцами с бубнами…

загрузка...