3 жизни одного романса

гори гори моя звезда
Вот уже 165 лет продолжается история одного из наиболее известных и популярных русских романсов «Гори, гори, моя звезда…». Он звучит с эстрады в исполнении известных певцов, его часто поют под гитару в дружеских компаниях, тиражируют на CD-дисках. Долгая история романса полна драматизма, как была полна драматизма и жизнь его здателей, а рождение его много лет было окутано тайной и обросло легендами…

Развенчанные легенды

Уже вскоре после своего появления в конце 1840-х годов романс приобрел популярность: его с удовольствием ис­полняли под фортепиано и гитару в кругу творческой интеллигенции, сту­дентов, богемной молодежи.
Но постепенно романс забылся, пришли новые песни и новые мелодии. Второе рождение его связано с именем выдающегося русского певца Владимира Сабинина, сделавшего великолепную аранжировку романса и записавшего его на граммофонную пластинку, быстро разошедшуюся по всей России.

Затем романс был вновь почти забыт — но уже по приказу. По приказу новой власти, посчитавшей романс «белог­вардейским», а значит, идеологически вредным. Этот негласный запрет был фактически снят лишь в конце 1950-х годов, тогда началась — и продолжается в наши дни — третья жизнь знаменитого романса.
За долгие годы запрета история созда­ния романса (исследованием которой, в общем-то, никто серьезно не занимался) превратилась в собрание легенд, в том числе и совершенно лишенных какого-либо правдоподобия.

В частности, текст «белогвардейского» романса эти легенды приписывали то эмигранту Ивану Алексеевичу Бунину, назвавшему первый послереволю­ционный год «окаянными днями», то расстрелянному новой властью по об­винению в контрреволюционном заго­воре поэту Николаю Гумилеву. Одной из самых распространенных и долгоживущих (ее подтверждали даже неко­торые историки!) была интересная вер­сия, приписывающая создание романса «стопроцентному» белогвардейцу — адмиралу А.В. Колчаку.

Легенды об авторстве И. Бунина и Н. Гумилева просуществовали недолго. Как только стало возможным упоминать в печати запрещенный романс, исследователи их творчества быстро внесли ясность: не было у них таких строк — ни у одного, ни у другого!
А «колчаковская» версия очень долго воспринималась как вполне заслуживающая доверия. Многие факты из жизни боевого адмирала, полярного исследователя и ученого-океанографа Александра Васильевича Колчака сви­детельствовали в пользу этой версии. Прекрасно образованный, тонко чув­ствовавший музыку и литературу, А.В. Колчак был и очень талантливым чело­веком: профессионально музицировал, прекрасно пел, сочинял стихи и песни…

После Гражданской войны в эмигран­тской среде неоднократно звучали заявления некоторых артистов и ком­позиторов о том, что они будто бы видели ноты романса с автографом Колчака — чем не подтверждение?!
Рассказывали также, что «Гори, гори…» был одним из любимейших романсов адмирала и он пел его незадолго до расстрела…
Пел или нет — теперь уже не узнает никто. Но автором этого произведения А.В. Колчак оказаться никак не мог, поскольку родился в 1874-м, а романс… шестью годами раньше вышел в сбор­нике, выпущенном в Москве издатель­ством Майкова!
Кстати, был и еще один «автор» — также легендарный: с возвращением популярности к романсу в 1950-60-х годах при исполнении его указывалось, что «музыка и слова народные»…

Истинная история «звезды»

Уже в наши дни исследователями точно установлено, что романс был написан в 1846 году композитором Петром Булаховым на слова Василия Чуевского. Этому предшествовали два замеча­тельных события.
23 сентября 1846 года была открыта восьмая планета Солнечной системы, названная Нептуном. Интрига здесь была в том, что за несколько месяцев до этого существование планеты было предсказано астрономом Ж. Леверье, опиравшимся на свои математические расчеты: ее обнаружили в телескоп именно там, где указывал ученый!

Эта весть облетела весь мир и, есте­ственно, Россию. И не исключено, что именно под впечатлением от этого ошеломляющего научного достижения и родились у студента юридического факультета Московского университета Василия Чуевского проникновенные строки будущего романса. Хотя вполне возможно, что под звездой, упоминаемой в романсе, подразумевается конкретная, рождественская звезда, ведь время создания его — декабрь.
Вторым событием стало широко «раз­рекламированное» решение московских властей с размахом отметить 700-летие Москвы; в «размахе» были задействованы и многочисленные творческие конкурсы, посвященные этой дате.

…Свое стихотворение Чуевский показал молоцому преподавателю Петру Бу-лахову, занимавшемуся со студентами вокальным пением. Булаховустихи по­нравились, и вскоре он положил их на музыку; новоиспеченный романс был представлен на конкурс.
Красивое элегическое произведение конкурсная комиссия не оценила: романс не завоевал ни призовых мест, ни лауреатских званий, ни почетных грамот, — тем не менее, волею судеб все-таки стал довольно широко известен.

…Известного оперного певца и ис­полнителя (а также сочинителя) романсов Владимира Сабинина заинтересовала случайно попавшая ему в руки нотная запись с текстом «Гори, гори, моя звезда…». В его душе «Звезда» зажгла огонек вдохновения, и вскоре Сабинин не только сделал великолепную аранжировку романса, сам исполнил его и записал на пластинку фирмы «Граммофон».

Это был 1915-й год, шла Первая ми­ровая война, а доброволец Сабинин находился в действующей армии. И широко зазвучавший романс воспри­нимался в то время уже как произведение не о любви мирской: на фоне военного времени, противопоставления жизни и смерти образ звезды получил более глубокое толкование, и романс звучал как настоящий патриотический гимн, признание в любви единственной заветной звезде — России. Романс запела вся страна!

А в Гражданскую войну образ звезды стали связывать с образом «утраченной России», и пелся он, наверное, исклю­чительно теми, кто был на проигравшей стороне…
В 1920-х годах советская власть романс с ярлыком «белогвардейский» списала в утиль. Запрет на исполнение его просуществовал почти четыре деся­тилетия, причем оно приравнивалось к антисоветской деятельности! Иногда наши знаменитые певцы С. Лемешев, И. Козловский, Г.П. Виноградов позволяли себе рискнуть включить его в свой репертуар, но делалось это фактически «полуподпольно». Лишь в 1944 году вышла пластинка, где среди прочих произведений Г.П. Виноградовым был исполнен и запретный романс. На обложке автором слов романса впервые был назван В. Чуевский. По словам певца, это было сделано прежде всего для того, чтобы покончить с легендой об авторстве Колчака и «пробить», наконец, романс на эстраду!..
В 1957 году на мировой экран вышел американский фильм «Война и мир», где романс «Shine, Shine, My Star* прозвучал на английском языке. И романс в России возродился снова!..

Судьбы, которые мы выбираем: поэт

С романсом напрямую связаны еще три жизни, но уже людей — его авторов (Владимир Сабинин тоже по праву может считаться одним из них!).
К сожалению, об авторе стихов Василии Ивановиче Чуевском известно немного: фактически лишь то, что он обучался в Московском университете и был соавтором и других романсов Бу-лахова, но стихов своих не публиковал
— они известны только по нотным из­даниям.

Судьбы, которые мы выбираем: композитор

Петр Петрович Булахов — автор более 80 популярных романсов и песен, среди которых «Колокольчики мои», «Не пробуждай воспоминаний» (на стихо­творение М. Лермонтова «Молитва»),
— родился в семье музыкантов. Его отец Петр Александрович и младший брат Павел Петрович — известные оперные тенора. Музыкальное образование Петр Петрович получил дома и еще в ранней юности стал сочинять романсы.
Композитор работал преподавателем вокала, был дружен со многими видными деятелями искусства, известными меценатами — П. Третьяковым, С. Ма­монтовым, С. Шереметевым и др. Многие годы он оставался бессменным учителем музыки в доме Третьяковых.

…В семейной жизни композитора было немало сложностей: он состоял в гражданском браке с Елизаветой Па­вловной Збруевой, которой ее первый муж отказался дать развод. Это положе­ние, не одобрявшееся общественным мнением того времени, усугубилось длительной прогрессировавшей тяжелой болезнью. Прикованного к креслу, разбитого параличом, углубленного в себя композитора, тем не менее, посещали минуты вдохновения — и он продолжал творить. Как ни странно, в его произведениях нет безысходности или неизбывной печали, они проникнуты жизнеутверждающей силой и радостью.

Популярность булаховских романсов и песен во многом была обусловлена их мелодическим обаянием и благородной простотой. Характерные интонации русской городской песни и цыганского романса переплетаются в них с оборотами, типичными для итальянской и французской оперы; плясовые ритмы, свойственные русской и цыганской песне, соседствуют с широко рас­пространенными в то время ритмами полонеза и вальса (именно в ритме по­лонеза написан и романс «Гори, гори…»).

В 1870-х годах семью П.П. Булахова постигло большое несчастье: однажды зимним вечером в доме их вспыхнул пожар, уничтоживший и дом, в котором они жили, и практически все нажитое имущество, и сундук с рукописями не изданных еще произведений Булахова. Парализованного Булахова и его младшую дочь едва спасли ученики композитора. Ко всем трудностям при­бавились теперь и материальные.

Последние годы своей жизни Булахов вместе со своим семейством провел на даче в Кусково, подмосковном имении приютившего его графа Шереметева.
20 ноября 1885 года Петр Петрович Булахов скончался…

Судьбы, которые мы выбираем: исполнитель

Интересно, что Владимир Алексан­дрович Сабинин родился в год смерти Булахова, словно самой судьбой ему было предначертано продолжить исто­рию шедевра композитора…
Обладая феноменально красивым го­лосом, Владимир с детских лет выступал в концертах с песнями и романсами. По воспоминаниям современников, слушатели плакали от проникновенного исполнения «Ноченьки» талантливым 13-летним мальчиком!..

Повзрослев и получив хорошее обра­зование, Владимир пел в опере и опе­ретте; ценители искусства особо отмечали исполнение им партий Германа в «Пиковой даме», Альмавивы в «Севильском цирюльнике», Хозе в «Кар­мен», Берендея в «Снегурочке». Но все-таки наибольшая его слава — как исполнителя песен и романсов. По сути, именно Сабинин сделал первый шаг к такому жанру как авторская песня — еще до знаменитых Александра Вертинского и Изы Кремер. Его песенки, весьма оригинальные, пользовались немалой популярностью, особенно у молодежи. По количеству выпущенных дисков с записями романсов А. Гурилева, П. Булахова, Н. Харито, Я. Пригожего, а также собственных музыкальных произведений — певец уступал разве что такой знаменитости как Юрий Морфесси.

Но… Бывший до революции одним из популярнейших исполнителей, в 1920-х Сабинин, большая часть концертного репертуара которого не «совпадала» с новой идеологией, безуспешно искал работу, бедствовал. Он имел возможность эмигрировать из России — но отказался.

Где-то с середины 1920-х Сабинин начал выступать как чисто оперный певец в крупных оперных театрах — в Свердловском, Бакинском, Харьковском, Киевском, гастролировал в Большом театре в Москве. В 1929 году Владимир Сабинин приехал в Петербург, ставший Ленинградом; замечательного тенора приняли «артистом-солистом» в труппу знаменитой Мариинки, ставшей Театром оперы и балета им. С. Кирова. Казалось, в жизни его наступила полоса везения. Но…

…В мае 1930 года Владимир Сабинин покончил жизнь самоубийством. По одной из версий, отравился, подругой, на одном из спектаклей «Пиковая дама» в сцене самоубийства Германа певец застрелил себя по-настоящему…

Новодевичье кладбище стало последним пристанищем еще одного талантливого человека, над могилой которого будет вечно гореть-сиять заветная звезда…

P.S. Вот уже 165 лет живет романс, где проникновенные, душевные строки так органично слились с лиричной мелодией. И надеемся, третья его жизнь продлится вечно, радуя души людские и согревая их теплом и светом далекой звезды…

загрузка...