Девочка с Севера Елена Ваенга

Елена Ваенга

Елена Ваенга

Известность к ней пришла поздно — в 32 года, но зато сразу громко и масштабно. Маститый «Форбс» включил Ваенгу в десятку главных российских знаменитостей, ни одна музыкальная премия не прошла мимо этой ниоткуда взявшейся певицы, а сольный концерт Ваенги состоялся в Кремлевском дворце, что для любого артиста автоматически означает: «Вот она, слава!»

«Тайга да километры…»

Версии, откуда взялась эта певица со странной фамилией, запоминающимся голосом и репертуаром, возникали самые невероятные. «Похожая на правду» звучала так: в любовниках у Ваенги числится некий олигарх, очень влиятельный и очень состоятельный. Но надо знать эту «девочку с Севера», вернее, из далёкого сурового города Североморска: за подобные «предложения» — в смысле «путь к славе, детка, лежит через постель», могла и послать куда подальше. Во времена раннего творчества, когда песни писались «в стол», ей как-то намекнули: «Хочешь пойти в гору, подружись с одним политиком. Настолько близко, насколько он сам решит…» В итоге некий продюсер (предложение поступило от него) лишился контракта и певицы, которая впоследствии стала «нести золотые яйца». Правда, это было много позже, а пока вернёмся к истокам.

Маленький городок Североморск, где всё население работает исключительно на «оборонку»: здесь собирают и модернизируют атомные подводные лодки «Нерпа». По причине сверхсекретности этого «медвежьего угла» нет даже на карте. Попасть сюда можно двумя способами: в поисках высокой зарплаты (400 р. в месяц) и в ссылку. Есть, правда, и третий — по зову сердца. Но таких энтузиастов мало. Семейный клан Лены — из их числа. Дедушка — контр-адмирал Северного флота, с бабушкой они «несли службу» в этом городе, а родите­ли Лены работали здесь же, на судоремонтном заводе. По советским меркам, да и по нынешним, детство у девочки было счастливое. Семья полная, папа не пьёт, родители любящие и заботливые, много внимания уделяют дочкам (в семье, кроме Лены, есть младшая сестрёнка Таня). Вот, например, заметила мама, что маленькая Леночка с увлечением и азартом танцует под работающий пылесос, а в ненавистный детский сад идёт только после того как послушает шлягер Аллы Пугачёвой «Миллион алых роз», и решила отдать дочурку в музыкальную школу -способности ведь налицо. В 13 Лена воз­ненавидела гаммы, а заодно и родителей, заставивших заниматься опостылевшей музыкой. В 15, по собственному признанию Лены, «вообще кошмар начался, вела себя ужасно. Я умудрилась допрыгаться до исключения из школы, а перед этим было всё как по-писаному: педсовет, вызовы к директору и даже милиция».
От греха подальше родители отправили строптивую девчонку в Питер, там жили бабушка с дедушкой по линии мамы. Собственно, отсюда начинается восхождение Елены Ваенги, тогда ещё Лены Хрулёвой, к вершинам музыкаль­ного Олимпа.

В 16 Лена поступила в музыкальное училище имени Римского-Корсакова. От той ненависти к гаммам не осталось и следа. Напротив, сейчас она была благодарна родителям за «святую к музыке любовь». В учебный процесс «влилась» творчески: о поэте Тютчеве написала сочинение не в прозе, как положено и как это сделали все остальные, а в стихах! Накатала одиннадцать листов за полчаса и получила за работу десять баллов при пятибалльной шкале. Но не спешите делать благостные выводы. Паинькой Лена становиться не спешила, бунтарский дух кипел и «возмущал разум». За менее пристойные «эскапады», систематические прогулы, например, её собирались выгнать из училища, и не раз. Педагоги, услышав её фамилию, махали руками: «А, Хрулёва, та самая хулиганка…»

«Скажи, откуда ты взялась?»

Шансов познакомиться у этих двоих было один на миллион. Питер — город огромный. Лене 18 лет, она — студентка. В тот день девушка куда-то опаздывала и ловила машину. В притормозивший автомобиль заскочила, даже не заметив, что он довольно «крутой». Просто села, как в такси, и поехала. Зато серьёзный солидный мужчина не сводил с попутчицы восхищённого взгляда. «Не сказать, что я и в те времена была какой-то необычайной красавицей, — скромничает Елена. — Коса его моя чёрная пленила. Но главное, в голове у него был образ женщины, которую он искал, а я под этот образ идеально подходила. Мол, как толь­ко меня увидел, подумал, что никогда не сможет со мной расстаться…»
А теперь самое время вернуться к успеху Ваенги, нежданному и загадочному для всех (но только не для неё самой), и узнать, «откуда у нега ноги растут». За ним действительно стоит мужчина. Но отнюдь не олигарх. «Дядя Ваня» (как привыкла называть его Елена из-за солидной, в 20 лет, разницы в возрасте), Иван Матвиенко, тот самый случайный попутчик, нечаянно и отчаянно влюбившийся не только в саму черноволосую и кареглазую красавицу, но и в её песни. «Их обязательно должны услышать», — сказал он твёрдо и решительно взялся за дело. Хотя до этого момента к музыке и к шоу-бизнесу не имел абсолютно никакого отношения, его дело -перегонять машины. Дядя Ваня носил песни на радио, записывал диски, вытирал «молодому таланту» горькие слёзы и верил в успех, организовал хорошую студийную запись, что стоило огромных денег. «Всё, что зарабатывал, вкладывал до копеечки. Он вложил не только и не столько деньги, сколько всего себя. Именно ему я обязана своим нынешним положением», -абсолютно искренне и с огромной благодарностью признаёт Елена.

Пиррова победа

И вот, когда всё или почти всё, о чём мечталось, сбылось: полные залы, аншлаги, толпы восторженных поклонников, из пролетающих мимо машин несётся задорное «Желаю вам», в караоке-клубах главный хит «всех времён и народов» «Снова курю, мама, снова», когда даже самый лёкий от шоу-бизнеса «абориген» в курсе, что «Ваенга» — не фамилия вовсе, а творческий псевдоним, так называется северная река, недалеко от которой родилась певица, — в семейной жизни наступил полный крах. Когда Иван Матвиенко встретил юную, похожую на цыганочку студентку и понял: это — судьба, то всё о чём мечтал, сводилось двум пунктам. Пункт первый: из Лены должна получиться хорошая жена. Пункт второй: востребованная певица. «Помню, я только переехала к нему, а он говорит: «Иди, готовь суп!» Я в шоке — не умею же! Звонила подруге, спрашивала, как готовить суп, как котлеты… В общем, пришлось резко взрослеть. А в результате я стала, наверное, самой плохой женой на свете, которую Иван терпел целых 16 лет. Что ещё можно сказать о такой жене, как я? «Дорогая, ты сегодня когда домой придёшь?» «Никогда, потому что у меня концерт в Сургуте». «А завтра?» «Завтра — в Тюмени, послезавтра — в Вышнем Волочке и далее без остановки». Как назвать такую семейную жизнь? Мы же не виделись по полгода! Казалось, мы именно этого и добивались, когда боролись за то, чтобы мои песни стали известны людям, казалось, это — победа. Но для наших отношений она оказалась пирровой».

Словом, сейчас в жизни певицы не простой период, даже несмотря давнее радостное и долгожданное событие — рождение сына. Ведь супруг не приняли решение, смогут ли он вместе, так-и живут «на разных ветках».
Можно как угодно относиться к творчеству Елены Ваенги, но в одном её точно упрекнуть нельзя: все её песни искренни и пропущены, что называется, «через себя», может, потому и не оставляют никого равнодушным. «Даже когда дома — вся, без остатка, принадлежу своим песням. К примеру, однажды писала песню «Принцесса», там были такие слова: «Но по глазам твоим видно, любимый, ты целовал её в губы…» Когда пишешь такое — проживаешь это состояние, как будто всё так и есть в реальности. В результате у меня случился нервный срыв, и Иван вызывал мне «скорую»».

Вот и в жизни она такая же, что приятно отличает её от «звёзд», которые любят вокруг себя напустить туману. О личном и «больном» говорит так, словно делится с близкой подругой: «Я должна подумать, как жить, разобраться во всём. Пожалуй, я глубоко несчастный в личной жизни человек. Потому что на самом деле замужем за музыкой и ничего с этим поделать не могу. Точнее, вот как женщина бывает с ребёнком, и мужчине, который хочет на ней жениться, нужно принять её ребёнка, так и я — с моей музыкой. Если кто-то хочет со мной жить, он вынужден будет жить с моей музыкой тоже. А это, скажу вам, совсем непросто. Бросить своё ремесло я не смогу никогда, лучше не обманываться. И пока я не готова даже сделать остановку. Может, когда-нибудь, но не сейчас, а попозже… Наверное, даже может случиться так, что я навсегда останусь одна. Ну что ж поделать — значит, судьба такая!»

А пока Елена Ваенга занята приятными хлопотами: растит карапуза Ванечку, обживает питерскую квартиру, достраивает «фамильное гнездо» — дачу под Питером, доставшуюся от деда в наследство, и, конечно же, пишет песни. Говорят, когда женщина счастлива — она поёт. Значит, и в жизни Елены Ваенги всё же хватает радости и счастья, несмотря ни на что…

Людмила Косорукова

загрузка...