Интервью с Петром Налич

Петр Налич

Петр Налич

Певец и композитор Петр Налич признался, как борется со страхом сцены, чем зарабатывает на жизнь, за что не любит деструктивные таланты и почему считает себя романтичным прагматиком.

По первому образованию вы архитектор, а сейчас учитесь в Российской академии музыки имени Гнесиных. Неужели подростком не мечтали быть рок-н-роллыциком?
Наркотики, секс, отношения без обязательств? В этом смысле мне повезло: в юношеском возрасте этому более подвержены те мальчики, которые в классе самые красивые и сильные, им очень трудно не поддаться соблазну раскованной жизни. Я никогда не был таким, поэтому в раннем пубертатном возрасте на меня девочки не вешались. Всегда робел таких вещей: хотелось извиниться и выйти. Думал: «Пойду-ка я лучше домой, о своем подумаю». Не могу сказать, что все это мне было совсем не интересно, по я предпочитал посидеть в одиночестве. Потом, правда, я начал играть на гитаре, и это стало моим бонусом.

Вы первый российский музы­кант, который выложил в интернете альбом, предложив западную систему «Заплати, сколько хочешь». Доходное дело?
Деньги, позволяющие нам спокойно жить, сочинять песий, записывать их и снимать клипы, мы пока зарабатываем только своими концертами. Остается только надеяться на то, что продажи в интернете в будущем вырастут и начнут приносить реальный доход. На Западе все-таки гораздо больше, чем в России, людей, которые «на ты» с кредитками и покупками в сети.

Сильно нервничаете перед вы­ходом на сцену?
Поначалу был страшный мандраж перед каждым высту­плением. Это абсолютно маль­чишеская жажда мини-подвига: боялся, по залез на дерево. Однако в какой-то момент понимаешь, что зрителю абсолютно все равно, какие страхи ты перебарываешь, поэтому нужно просто искать эффективные пути к раскрепощению.

И как вы это делаете?
Существует огромное количество всяких способов. Правда, я убежден, что кроме опыта и профессионализма ничто не даст тебе полной свободы. Бороться с собственной зажатостью мне помогает мысль о том что ты пришел петь для людей, но по большому счету ничего им не должен и поешь для себя. На сцене нужно относиться к происходящему немного по-раздолбайски. Иначе начнешь по-настоящему бояться, разглядывать лица в зале, ловить кривые ухмылки. Появятся ненужные мысли, портящие правильное душевное состояние, и тогда концерту каюк.

Насколько вы восприимчивы к реакции на свою работу?
Очень восприимчив. Как и все, знаю благородную истину, что хулу и похвалу следует принимать равнодушно. Однако пока пс получается. Люблю, когда хвалят то, что я делаю, и не люблю, когда ругают. Способность абстрагироваться приходит, наверное, с опытом.

А чьему мнению доверяете?
До некоторой степени доверяю своим друзьям и родственникам, но понимаю, что конечным судьей должен быть я сам, иначе странно, почему называю
себя композитором.

Что вам больше нравится: быть авто­ром песен, фронтменом группы или ее руководителем?
Ужасно надоело быть лидером. Слава богу, сейчас у нас в группе есть кому заниматься организацией.
Однако приходится быть солистом, принимать волевые решения, например, сказать всем замолчать и настоять на своем. В творческой работе никакой демократии все-таки быть не может. История знает случаи, когда двум друзьям удастся найти несколько строчек или строф, но наладить постоянное сотрудничество способны лишь единицы: Ильф и Петров, Стругацкие… Я не верю в успех предложения: «Давайте всей труппой сядем и будем музицировать». По крайней мере у нас так не получается.

А как получается?
Кто-то одни должен говорить: «Делаем так». Потому что принимать волевые решения, например, сказать всем замолчать и настоять на своем. В творческой работе никакой демократии все-таки быть не может. История знает случаи, когда двум друзьям удастся найти несколько строчек или строф, но наладить постоянное сотрудничество способны лишь единицы: Ильф и Петров, Стругацкие… Я не верю в успех предложения: «Давайте всей труппой сядем и будем музицировать». По крайней мере у нас так не получается.

А как получается?
Кто-то одни должен говорить: «Делаем так». Потому что иначе не будет ничего. Есть вну­треннее ощущение, что сейчас мне очень хочется не лидерствовать, не тянуть коллектив, а посидеть одному посочинять или почитать книгу. А с другой стороны, может быть, надо тянуть хомут, и это приведет к значительным результатам. Мало ли что я думаю под влиянием большого количества эмоций и конкретных пережи­ваний… Не думаю, что человек должен делать так. как ему кажется лучше.

То есть чем хуже, тем лучше?
Как правило, люди просто не знают, в чем состоит их счастье. Например, кто-то наивно считает: -Вот сейчас миллион долларов срублю — сяду на даче не поеду никуда. Я много таких наблюдал — они несчастные, спивающиеся, с бегающими глазами. Эти люди ложно поняли, что такое счастье и, к сожалению, достигли того, что ошибочно им называли.
Поэтому я стараюсь больше прислушиваться к обстоятельствам, плыть по течению.

А каким вы ошибочно представляли свое счастье?
Как и каждый ребенок, мечтал, что у меня будет яхта, буду ходить на ней. Сейчас уже понимаю, что вряд ли смогу заниматься этим по несколько месяцев в году, поэтому бессмысленно стремиться к этому. Или считал, что счастье для меня — отдыхать на пляже, а потом оказывалось, что для меня оно совсем в другом.

Выходит, мечтать вредно?
Я постоянно мечтаю. Конкретно сейчас мечтаю о том. чтобы овладеть оркестровкой. Для программы нового альбома делал эскизы: играл на форте­пиано, садился за синтезатор и перекладывал мелодию для разных инструментов — получалась живописная каша, которая требовала профессиональной работы оркестровщика. Мне, конечно, очень хочется освоить его ремесло. А еще научиться хорошо играть на фортепиано, на котором играю нею жизнь, но выше начального уровня училища не поднялся. Хочется развивать вокал, чтобы свободно чувствовать, как это прекрасно — петь и оперу, и эстраду. Есть огромное количество желаний, осуществление которых зависит от себя самого.

У вас вполне рациональные мечты, хотя в своих интервью вы производите впечатление романтика.
Я очень романтичный и лиричный… прагматик. Иногда можно положиться на интуицию, а иногда надо сесть и разобраться. Мне всегда была тяжела именно детальная работа. Прочитать документацию — целая проблема, («разу включается детское сознание: скучно, поэтому читать не буду — пошел и выбросил бумажку. Другие участники «Музыкального коллектива Петра Галича» обладают более раз­витым аналитическим умом, чем я. Они всегда посмеивались надо мной, когда обращался к ним за помощью в таких ситуациях. Сейчас стараюсь ваять себя в руки. Вот недавно было маленькое достижение: я самостоятельно наладил одну программу на своем домашнем компьютере.

Если представить вашу музу, то какой она будет: сколько ей лет, какой у нее характер, как выглядит и что делает?
В голове часто возникает набор лирических героев и героинь. Когда сочиняю, между ними завязывается конфликт. Чаще получается, и не только у меня, петь от лица покинутого и несчастного лирического героя, потому что в этой теме сразу возникает пространство для маневра. Хотя иногда, наоборот, хочется спеть о том. как у тебя вес хорошо. Одним словом, мне ближе два корневых типажа — Пьеро и Арлекин, под их влиянием пишутся песни. Думаю, в каждом человеке есть задиристо веселое начало и грустно рефлексирующее. Это естественные грани характеров всех людей. Кто-то любит в себе больше одну черту, а кто-то — другую.

Как любитель полярностей, скажите, кто вам ближе — The Beatles или The Rolling Stones?
Bcal Ics. У них общий посыл светлый, а у Rolling Stones деструктивный. В мире много очень талантливой деструктивной музыки и вообще творчества. Мне всегда это казалось, грубо говоря, дешевой проституцией на подростковых эмоциях. Когда художники более пли менее сознательно зарабатывают себе очки на исполнении песен про самоубийство, про наркотики, про то, что я весь такой падший, мне это кажется дешевкой. У роллингов есть харизма, фантастические гитарные рифы, но мне, несмотря на это, их творчество категорически не близко. У битлов гораздо шире эмоциональный и стилевой диапазон: от сладостных баллад до психоделических упражнений, от кельтских мелодий до рок-н-роллов своих и чужих. Мне кажется здесь присутствует детское восприятие: услышал новую музыку — и сам захотел так же научиться играть. Услышал арию — и вот я хочу петь арию. Впрочем, с одной стороны, это здорово, а с другой, возникает куча сложностей: ты не можешь развиваться в каком-то одном направлении, тебе приходится все время двигаться в разных, что влечет за собой много технических проблем. Однако вес сложности искупает радостная свежесть восприятия — сегодня ты рок-н-ролл поешь, а завтра арию Ленского.

Язык бабурси (смесь русского и ломаного английского), который вы придумали в вашей песне «Гитар», пополняется?
На новом альбоме «Песни о любви и родине» его нет, но он всегда живет с нами, мы будем использовать его в новых песнях. Люблю хорошее, легкое настроение, когда чушь прелестную несешь. Мне и моим друзьям к этому периодически необходимо возвращаться.

Эта легкость наверняка требует тяжелого труда?
Конечно, одно без другого не происходит. На занятиях по рисунку живописи в Архитектурном институте у нас часто было такое: сидишь долго над своей работой и загоняешь ее, что называется, «в сапог», когда лист становится черным от карандаша. Потом комкаешь ее, выбрасываешь. И если у тебя в этот момент правильное состояние души, то техника позволяет сделать произведение искусства. Иногда такой метод действует, и при правильном душевном состоянии у тебя получается, выбросив кучу лишнего, создать что-то стоящее.

Кстати, о стоящем. После успеха дебютного и двух следующих альбомов критики говорили, что ваша музыка скоро надоест. Поэтому новый альбом так сильно отличается от предыдущих?
Большинство новых композиций написаны для исполнения с симфоническим оркестром, у них совершенно другое звучание. И почти все эти пес-пи еще никто не слышал, хотя обычно часть нового материала мы презентуем на гастролях, на всех своих концертах.

Сложно было работать над этим альбомом? Где искали вдохновение?
Нужно лишь свободное время и хорошее, радостное, веселое душевное состояние. потому что тяжелое состояние духа для меня не бывает продуктивным.

загрузка...