Элеонора Рузвельт

Элеонора Рузвельт

Элеонора Рузвельт

Если Судьба одарила титулом первой леди, вовсе не значит, что для «мистера президента» вы станете единственной. Поскольку нежной страстью он будет утомлять другую, придётся решить, чем занять досуг. Можно побороться за титул «Мисс Элегантность», посвятив себя шляпкам и пальто. Можно раствориться в детях, благотворительности, религии — добродетельность многолика. Но истории известно имя одной первой леди, которая заменила верность мужа целым миром. И, кажется, одной женщиной…

Ах, какой сегодня день!-восклицал Аэлиот Рузвельт и наполнял бокал виски. — У меня родилась дочь! Уверен, малышка унаследует красоту матери. Как, бутылка уже пуста?» Было 11 ноября 1884 года, один из обычных дней поздней осени. Надежды отца, праздновавшего рождение первой наследницы, не оправдались. Это не сказалось на его трепетной любви к малышке Энн Элеоноре, но здорово омрачило её детство: быть неудачным ребёнком мамы-красавицы — тяжкое испытание.

«Ты не девочка, ты бабушка!» — мелодично хохотала эффектная матушка. «Элеонора у нас смешная девочка», — то ли извинялась, то ли предупреждала гостей. Девочка вздыхала, замыкалась в себе и прокладывала маршруты по дому, минуя зеркала. В целом жилось ей неплохо: вскоре появилась пара братьев, есть книги, встречи с соседскими детьми, верховые прогулки с папой. Папа, кстати, сущий ангел, по-настоящему любит свою малышку и балует. Если бы ещё пил поменьше… Однажды взял Элеонору с собой в клуб, но опять не смог устоять перед виски и напрочь забыл о дочурке. Закончилось конфузно: крошку отыскал полицейский и отправил домой на такси… Папин хмельной фортель был не единственным, и мама подала на развод.

Холодный декабрь 1892-го отнял у девочки мать, точнее, это сделала дифтерия, а через пару лет 10-летняя Элеонора совсем осиротела. Воспитанием троих внуков занялась Валентин Холл — бабушка, богатая вдова, дама передовых взглядов и решительного темперамента. «Я не смогу заменить ребятне родителей, но не поскуплюсь на хорошее образование!» -постановила Валентин,и внучатам скучать не пришлось. Уроки верховой езды, танцев, пения и музыки, классическая и прогрессивная литература: вверенные её заботам сироты могли бы составить блестящую партию самому взыскательному партнёру. Ну мальчики уж точно, а вот с Элеонорой сложнее. Умница, милая девочка и манеры у неё превосходные, но исполинский рост, но торчащие вперёд зубы…

Тем не менее едва барышне сравнялось 18 — «…и жених сыскался ей». Франклин Рузвельт, их дальний родственник, однофамилец, галантный молодой человек с изящными манерами. Элеонора не могла поверить, что способна увлечь мужчину, поэтому онемела, услышав предложение руки и сердца. Но тут же обрела дар речи: «Да!»

Свадьба, медовый месяц, путешествие по Европе. Ах, что за счастье быть замужем за любимым! Они так похожи: умны, образованы, амбициозны, обоим есть дело до политики и общественной жизни. Юная жена написала тогда в дневнике: «Возможно ли любить больше, чем я люблю Франклина?» Спустя много лет она получит ответ и оценит силу настоящего, всеобъемлющего чувства. Но пока — она во власти влюблённости, он — в плену обаяния, которое Элеонора источает, рассуждая о либерализме и демократии. Кажется, эти тёплые искорки,будоражащие Франклина, называются сексапил. Насколько искры были сильны или как горячо Элеонора могла рассуждать о политике, говорит факт -шестеро детей. Поначалу всё складывалось куда как лучше: Франклин исправно поднимался вверх по политической лестнице, дети росли и радовали, Элеонора улыбалась и приговаривала, мол, «не родись красивой». Лишь одна ужасная женщина омрачала благостную пастораль — Сара Рузвельт собственной персоной, мать Франклина и свекровь Элеоноры. Саре до всего было дело: до внуков, «стрелок» на брюках сына и цветения розовых кустов на террасе.

Интересы мужа

«Итак, мне 26 лет, я жена Франклина Делано Рузвельта, сенатора из Нью-Йорка. И больше никакой свекрови! Мы переезжаем в Олбани!» — Элеонора приплясывала по кухне. Жизнь удалась, так и бывает, если жить интересами мужа — именно это Элеонора советовала всем подругам. Единственный минус — кулинария ей даётся из рук вон плохо, не приносит ра­зочарования только яичница. Может, ещё полистать поваренную книгу? А в голове карусель мыслей о супруге. Всё-таки странно, что муж-сенатор продвигает идеи женского равенства, зачем дамам политика и избирательные права? Но коль сама постановила жить «интересами мужа», надо соответствовать. Дальнейшие со­бытия представим калейдоскопом картинок: Элеонора внимает речам на заседаниях Нью-Йоркского парламента, интересуется работой политических организаций, встречается с политиками, беседует с публицистами, сопровождает мужа на съезд демократической партии, организует приёмы, работает в Красном Кресте, шьёт одежду для солдат…«Так вот какие на самом деле у него интересы», — горько подумала Элеонора и собрала всю волю в кулак, чтобы не грохнуться оземь, не зарыдать, не убить подлеца Франклина… «Интерес» обнаружился самым банальным образом: из поездки в Европу Франклин вернулся с воспалением лёгких, и заботливая жена помогала хворому, просматривая корреспонденцию. И нате вам: трогательный конверт, внутри листочки с тёплыми словами, женский почерк. Автор послания — Люси Пейдж Мэсер, молодая красавица, уже четыре года секретарь Франклина… и не только секретарь. «В 32 года моя жизнь рухнула», — напишет она позже в воспоминаниях. Франклин раскаялся, пообещал порвать с Люси, уволил её. Но идею развода решительно отверг: во-первых, дети, «во-вторых», его карьерные интересы. Или сначала «во-вторых», а потом «во-первых»? Так или иначе, супруги остались рядом. Но не вместе. Элеонора холодно отстранилась от свекрови и мужа. Им не было тесно в одном доме, они плодотворно соседствовали на политическом поприще. Но их больше не было в супружеской спальне.

«Главное, что есть я у меня»

В 1921 году страшная беда вошла в дом Рузвельтов: после перенесённого полиомиелита Франклин оказался навсегда прикованным к инвалидному креслу. Его матушка Сара причитала и заклинала сына отойти от общественных дел, но Элеонора придерживалась иного мнения. «Болезнь мужа окончательно заставила меня стать на собственные ноги», — сказала она и занялась всерьёз политической карьерой, своей ли, мужа ли — неважно.

Она пела оды во славу демократической партии, выступала с докладами и даже получила водительские права. И вдруг поняла, что ей нравится быть «на гребне волны». Дальше — краткая летопись успеха Рузвельтов, судите сами, чьи в том были заслуги. 1928 год. Франклин стал губернатором Нью-Йорка. Элеонора безвылазно проводила время в тюрьмах, больницах, школах, дабы дать мужу полную картину о чаяниях американцев. Готовила речи, доклады, заседала в женской партии.

1933 год. Франклин Рузвельт — президент США, в марте стартовал его первый срок. Безусловно, он был активным политиком , но, образно говоря, видел жизнь из окна автомобиля и Белого дома. Вместо него в трущобах, на фабриках, сиротских приютах была Элеонора. Воистину вездесущая! Некий журнал сыронизировал комиксом: под землёй работают шахтёры, один из них поднимает лампу повыше и говорит другому: «Боже, к нам идёт миссис Рузвельт». Американская аристократия, снобы и консерваторы негодовали: первая леди якшается со сбродом! Она не оправдывалась: страна в глубочайшем кризисе, лопаются банки, закрываются заводы, у людей нет самого необходимого. Её муж — президент Соединённых Штатов, она — его жена, этим всё сказано, точка. И снова открывала колонии для фермеров, опекала молодёжные организации для безработных, активно выступала за права темнокожего населения. Франклин политически благоразумно держался в стороне, дабы не потерять голоса южан-избирателей. 1939 год. Элеонора перегнала мужа в популярности, 67% американцев оценили её активность на «хорошо», Франклина одобрили лишь 58%. Она стала женщиной, которой больше всего восторгались и критиковали в истории США. Газеты писали: «Элеонора Рузвельт сама могла бы бороться за президентство. Она одна из 10 самых влиятельных личностей в Вашингтоне и фактически является министром без портфеля в кабинете Рузвельта».

1945 год. Элеонора в магазине, Франклин на отдыхе в Уорм-Спрингс. По телефону сообщили, что произошло нечто ужасное. Узнав новость, Элеонора произнесла: «Я больше сочувствую нашей стране и всему миру, чем себе». У мира был повод — скорбеть: Франклин Делано Рузвельт скончался от кровоизлияния в мозг. У Элеоноры повод был двойной: в момент смерти рядом с ним была та самая Люси…

Немного радости для сильной женщины

«Моя дорогая. Сегодня я по­пыталась вспомнить твоё лицо… Лучше всего помню твои глаза, когда ты улыбаешься, и ещё, как тот мягкий уголок твоего рта прикасался к моим губам. Представляю, что мы будем делать, о чём будем рассказывать друг другу, когда встретимся. Горжусь нами», -это отрывок из письма Элеоноры Рузвельт женщине, которая играла определённую роль в её жизни. Какую именно — до сих пор спорят биографы и историки…

В 1978 году, спустя 16 лет после ухода Элеоноры в мир иной, мир увидел книгу воспоминаний журналистки Лорен Гикок, а в них — более двух тысяч писем, которые «миссис президент» написала Лорен за 30 лет знакомства и, вероятно, нежной интимной дружбы. В пользу этой версии говорят откровенные письма, совместные ночи, путешествия, подарки. О том, что первую леди и Гикок связывали исключительно платонические отношения, говорит лишь довод биографов: миссис Рузвельт женщина исключительно серьёзная. Но всё-таки женщина, твердят сочувствующие, которой хотелось тепла и ласки.

К 72 годам, времени упокоения Элеоноры, о ней знал весь мир. Её карьерные и общественные достижения пусть занимают историков-энциклопедистов, скажем лишь, что весомый след оставлен во всех сферах жизни. Ответьте сами на вопрос, пошла бы любящая женщина в большой мир, если бы её не вытеснили из сердца мужа и за пределы супружеской спальни…

загрузка...