Не предавай меня

Игорь очнулся в больничной палате
Игорь очнулся в больничной палате и увидел склоненное над собой лицо медсестры. «Как, вы себя чувствуете?» — «Нор­мально, чта случилась, почему я здесь?» — «Вы что, ничего не помните? Вы попали в аварию, жена не пострадала, а вот вам придется у нас задержаться».

Когда Маша и Игорь познакомились, ей было 18, ему 23. Через год поженились. Еще через год родилась дочь. Денег не хватало, поэтому о съемном жилье даже не думали, жили с Машиной мамой. Время шло, дочь подрастала, а с деньгами так и не везло. Игорь старался как мог, менял одну работу за другой, но все равно ничего не ладилось. Да еще и теща постоянно «пилила» его: «Ну уж и зять, так зять, ни дать ни взять». «Промывала мозги» и дочери: «Где ты его только нашла, такого «умелого», на какую работу не устроится, нигде ладу не даст. И сколько можно из меня деньги тянуть. Я тебя выдавала замуж, замуж, то есть за мужа. А получается, вас тяну и дочь вашу. Все, денег больше не дам, устала от вас». Но, «выпустив пар», разумеется, продолжала помогать.

А они вечерами, закрывшись в своей комнате и уложив дочь спать, шепотом выясняли отношения. Игорь, «накрученный» тещей, сидя на диване и держась за голову, говорил: «Мама твоя права, хочешь, давай разведемся, ну зачем тебе такой неудачник нужен, я же даже на самое необходимое не зарабатываю. Ладно, она тебе помогает, ты ее дочь, а я чужой для нее». Маша, сидя на полу и обняв его колени, успокаивала как умела: «О разводе даже не думай, помнишь, я обещала быть с тобой в горе и радости. Вот и буду с тобой до самого конца».

А однажды Игорь пришел в хорошем настроении, принес вино, фрукты и небольшой тортик. Теща, заглянув на кухню, хмыкнула: «Что, магазин ограбил?» Игорь же, нарезая торт, подмигнул дочери, сидящей на своем стульчике в ожидании сладкого, ответил: «Все, мама, кончились ваши мучения, да и наши». И, потягивая вино, рассказал, что встретил давнего приятеля, который, узнав об их тяжелом положении, предложил работу в своей фирме по установке дверей.

Поработав у приятеля полгода, Игорь зарегистрировал свою собственную фирму, где вначале исполнял обязанности и директора, и менеджера, и рабочего. Постепенно фирма набрала обороты: он открыл еще три «точки» по городу, где на него уже работали несколько человек. Наконец-то появились деньги, и Игорь с удовольствием тратил их на Машу и дочь, не забывая, конечно же, и о теще, от которой съехали на съемную квартиру. И хотя маленькая однокомнатная квартирка, все же это их семейное гнездышко.

Маша поначалу не могла привыкнуть к тому, что теперь деньги есть всегда, и по старой привычке продолжала в магазинах высчитывать: «Если я куплю сегодня платьице и носочки дочери, то завтра придется сэкономить на еде». Но вскоре денежное благополучие «накрыло» ее с головой.

— Я тебе давал 10 тысяч только позавчера, — говорил Игорь жене. — А ты сегодня просишь еще?

— Я зашла на рынок и в магазины, купила дочке игрушки, туфельки и себе кое-что присмотрела. Сейчас покажу, тебе обязательно понравится, — смеялась Маша и убегала в ванную комнату. Затем слышалось шуршание пакетов, и через время она выходила в новом белье.

— Ну как,нравится?

— Конечно, любимая, иди ко мне! — слышала она в ответ.

Подросла дочь, Игорь решил отдать ее в детский сад, но Маша отговорила: «Зачем нам садик, мама и я не работаем, вот с ней и будем заниматься». — «Ты же хотела выйти на работу, — возражал Игорь. — Сама говорила, что дома уже надоело сидеть, а я тебя «по блату» старшим менеджером назначу. Дочери же с ровесниками общаться надо».
Но Маша настояла на своем: на работу, так уж и быть, она выйдет, но дочь будет сидеть дома с мамой.

Хотя они давно уже жили отдельно, мама каждый день навещала их. Игорь пытался скрыть раздражение, но однажды не выдержал и высказал все Маше.

— Я в своем доме даже в трусах не могу пройтись, просыпаюсь, теща здесь, засыпаю, она все еще здесь. Зачем мы тогда квартиру снимаем, давай переберемся к ней, как в старые добрые времена, будем жить большой и дружной азиатской семьей.
В ответ же услышал тираду о неблагодарности и забывчивости домашнего упрямого животного. Тогда они разругались в пух и прах и даже спали на разных диванах. Но утром за завтраком помирились.

Маша вышла на работу и честно просидела в офисе. До обеда.
Игорь, я так устала, ты даже не представляешь,- говорила она ему вечером.
Игорь же, весь день промотавшись по производителям и заказчикам, устало улыбался: «Ничего, ты привыкнешь». Но Маша привыкать не хотела, пока однажды Игорь, не успевая заехать в офисы,попросил ее забрать выручку. Такая работа ей понравилась, ведь с деньгами она прямиком направлялась в магазины, где покупала очередные маечку, шортики, белье, обувь, дочери заколочки, игрушки и т. д.

Дома шкаф ломился от детской и женской одеждой, детские игрушки, которые не влезли в огромный ящик, валялись на полу и на диванах, в коридоре несколько пар осенних и зимних сапог стояли вместе с летними сандаликами, резиновыми сапожками, шлепками и туфлями. Однажды Игорь резко распахнул двери тумбочки и на пол водопадом посыпались заколочки, бантики и резиночки дочери. Он долго пытался сложить все на прежнее место.
Как-то к ним в гости пришли друзья, такая же семейная пара. Пока жены щебетали на кухне, мужья вышли на балкон покурить.

— Зачем ей столько тряпок, — напрямик спросил друг, затянувшись сигаретой. — У вас фирма существует пять лет, а вы до сих пор живете на съемной квартире. Все деньги на вещи тратите?

— Она не бросила меня, когда я был беден, как церковная мышь. Неужели ты думаешь, что сейчас, когда у нас есть деньги, я буду жалеть их. Да я ей все слабости прощу, лишь бы она счастлива была.

— Смотри сам, это твоя жизнь.

Друг остался на балконе, а Игорь зашел в комнату и, услышав голос жены, улыбнулся:
«Я такая счастливая, влюблена как в первый раз. Он очень нежный и заботливый, я готова за ним хоть на край света». Игорь уже собирался зайти на кухню, чтобы поцеловать жену, но продолжение разговора заставило его остановиться. «Игорь? А что Игорь? Он постоянно на работе, приезжает усталый и раз­драженный, ему главное поесть и отоспаться. Но я же ему не домработница, чтобы с кухни не выходить! А для Сергея я самая лучшая, самая красивая. Он и дочь мою удочерить хочет, представляешь?!»

Игорь не верил — Машка, его Машка не могла так говорить, ему просто послышалось. Он ничего ей не сказал, но весь вечер наблюдал за женой и не видел, не чувствовал никаких изменений: Маша была прежней Машей, обнимала его, целовала и, взлохмачивая его волосы, шутила: «Кормилец мой».

Ужин подходил к концу, друзья хотели вызвать такси, но Игорь настоял на том, что сам отвезет их домой.

— Заодно и с Машкой проветримся.
— Ты ж коньяк пил! — хохотал друг. — Угробишь еще нас.
— Ничего, у меня стаж большой, я и с закрытыми глазами на автопилоте довезти смогу.

Ну расскажи мне про Сергея, — буднично сказал Игорь, когда они остались в машине вдвоем, и по тому, как вздрогнула Маша, как судорожно сжала сумочку, понял, что тот разговор на кухне, как бы он сам себя ни утешал, ему не послышался. — Молодец, Машунь, ты настоящий «тыл». Пока я на работе вкалывал, чтобы твои шмотки оплатить, ты подолом за спиной у меня крутила. Умница! А ты вообще в курсе, как мне эти деньги доставались, сколько я от заказчиков оплеух получал, когда ты деньги из кассы забирала, которые должны были производителям идти, а заказчики по два месяца ждали, пока мы им двери привезем и установим? Ты знаешь, сколько раз меня в суд вызывали за неисполнение договоров? Ты вообще знаешь, что мне друзья в глаза говорят и о нашей съемной квартире, и о фирме?
Распаляясь все больше, Игорь почти не следил за дорогой .и на повороте слишком поздно увидел несущийся на них автомобиль…

За неделю, проведенную в больнице, у него, побывали все друзья, и кто как умел поддерживали его. Игорь спрашивал у них о жене, но они старательно переводили разговор.
А на седьмой день дверь открылась и в палату вошла теща. Игорь улыбнулся ей, но она, словно не видя улыбки, подвинула к себе стул.

— Я разговаривала с врачом, ты в больнице будешь еще месяца два и, скорее всего, останешься инвалидом. Ты сам понимаешь, что ухаживать за тобой я дочери не позволю. Физиология, знаешь ли. Сейчас мы готовим документы на развод. Я тебя очень прошу, когда Маша придет с бумагами, подпиши их. Ты же и сам понимаешь, как виноват перед ней. Надеюсь,
мы друг друга поняли, и Он не заметил, как ушла теща, всеми клеточками чувствуя лишь пустоту, обрушившуюся на него. Сколько времени он пролежал, глядя в по толок, Игорь не знал, в мыслях повторяя имя жены: «Машка, Машка! Как же так! Ты не можешь так со мной, вот сейчас».

Он посмотрел на часы на телефоне, было около полуночи. Не выдержав, отправил ей sms: «Не предавай меня».
«Она сейчас спит,конечно же, но завтра ответит. Не может не ответить. Просто нужно дождаться завтра», — думал он, засыпая.

загрузка...