Чудо обыкновенное. Ремейк

Чудо обыкновенноеДаже если в тридцать пятый раз смотришь этот фильм, каждую секунду знаешь, какую реплику произнесёт любой из персонажей, и подпеваешь с готовностью ребёнка из школьного хора, то всё равно не понимаешь: как, вот как они создали такое «Обыкновенное чудо»?!

Они — это режиссёр и сценарист Марк Захаров, оператор-постановщик Николай Немоляев, создательница декораций и нарядов Людмила Кусакова, композитор Геннадий Гладков, поэт Юлий Ким и,конечно, великолепный актёрский состав. Но ничего даже у них, талантищ, не получилось бы, если бы в 1954 году Евгений Шварц не написал пьесу, которая легла в основу сценария. Писал тяжело, долго, почти десять лет, даже над названием бился мучительно. На обложке рукописи появлялись и зачёркивались варианты: «Весёлый волшебник», «Послушный волшебник», «Непослушный волшебник», «Безумный бородач» и, наконец, «Медведь». Под этим названием текст провалялся в столе Шварца ещё два года, пока не нашло-таки на него озарение, и на свет чудесным образом появилась сказка в трёх действиях «Обыкновенное чудо». У неё не было шансов не попасть на большой экран. Первым пьесу превра­тил в кинофильм «всесоюзный король» из «Золушки», чуть что грозивший уйти в «монастырь, актёр и режиссёр Эраст Гарин. Он же сыграл Короля. А на роль Медведя пригласил тогдашнего секс-символа Олега Видова. Из остальных актёров в памяти остался лишь Георгий Милляр, известный каждому советскому ребёнку как Баба-Яга. Он сыграл в первом «Обыкновенном чуде» Палача. Знатоки заверяют, экранизация Гарина — лучшая, потому что она точнее соответствует букве пьесы. И это действительно так. Но когда в 1978 году появилась версия Захарова, стало абсолютно ясно, что именно не получилось у съёмочной группы 1964 года, и словно по мановению волшебной палочки явилось теперь — то самое Волшебство, что превращает дикого зверя в прекрасного юношу, самодура-короля в трогательного папашу, а очередной продукт киноинду­стрии в бессмертный шедевр.

«Добрый день! Я король. Дорогие мои»

Почему «Обыкновенное чудо» снял режиссёр театральный? Захаров мог поставить пьесу на сцене «Ленкома» и тем удовлетвориться, но от предложений «Мосфильма» не отказываются. А киностудия обратилась к нему, потому что кинорежиссёры в те старые добрые времена считали ниже своего достоинства участвовать в телевизионных проектах, коим задумывалось «Обыкновенное чудо».

Начались долгие пробы. В роли Прин­цессы зрители могли бы увидеть Ларису Удовиченко, Марину Яковлеву, Евгению Глушенко, Веру Глаголеву… Каждая по-своему хороша, спору нет, но все не те! Захаров страдал. И тут, на его счастье, явилась Евгения Симонова — юная, хрупкая, сияющая, и всё: от режиссёра до осветителя в неё немедленно влюбились. «Хватит, — решил Захаров, — кастинга больше не будет. Принцесса есть, а на остальные роли — мало у меня в театре актёров, что ли? Король я или не король в своём царстве-государстве?! Вот Саша Абдулов — вылитый Медведь! Молодой, высокий, неотёсанный, порывистый. Ах, искра между ним и Симоновой должна проскочить? Должна, значит, проскочит»! Нет, интрижки на съёмочной площадке не случилось, произошло нечто большее: Александр и Женя подружились на всю жизнь, спустя много лет после совместной работы Абдулов даже назвал дочку Евгенией…

Правда, пробы Захарова всё же обязали провести. Медведем захотел стать Игорь Костолевский, за которым уже имелся шлейф романтического героя. Пробовался и Евгений Меньшов, служивший тогда в Театре имени Гоголя, в будущем известный ведущий «Песни года». Приходили и другие, считавшиеся фактурными красавцами,актёры. «Тогда я Збруева буду снимать!» — заявил режиссёр, но его любимец взял самоотвод, и роль влюблённого дикого зверя досталась всё Же Абдулову.

Фамилии: Леонов, Янковский, Миронов — не вызвали никаких претензии ни с чьей стороны, и фраза: «Внимание, мотор!», наконец, прозвучала. Вскоре плёнка авторитетно подтвердила: выбор Захарова на роли Короля, Волшебника, Министра-Администратора безупречен.

«Вы сумасшедший? — Напротив, я так нормален, что порой сам удивляюсь!»

На съёмках выяснилось, что Абдулов и правда вылитый Медведь, упёрся, и всё: «Трюки буду выполнять сам! Каскадёр может быть свободен!» Нет, актёр не сошёл с ума от радости, что получил-таки эту роль. В самом деле, молодой, сильный мужчина, тем паче мастер спорта по фехтованию, почему бы не драться самому? Шпагу ему в руки! Но надо же было ещё и много скакать на лошади, а Александр не знал, с какой стороны к ней подойти. Однако когда подошёл, случилось маленькое чудо: он вскочил в седло и помчался с такой сноровкой, словно жизнь провёл на ипподроме! С «Обыкновенного чуда» и повелось: Абдулов умеет всё, дублёры ему не нужны. Спустя десять лет за трюк в фильме всё того же Марка Захарова «Убить дракона» актёр даже удостоится приза как лучший каскадёр года…

А вот у его партнёрши дела шли не столь блестяще. Симонова не могла заставить себя нажать на курок и вы­стрелить в одной из ключевых сцен. Уговаривали, успокаивали, объясняли, что бояться нечего, патрон холостой, никому вреда не нанесёт, без толку. Принцесса, что с неё возьмёшь! Наконец, Евгения взяла себя в руки и в нужный момент принялась палить из пистолета. Как в обморок не упала, сама не помнила. Если внимательно пересмотреть фильм, можно заметить, что актриса от ужаса зажмурила глаза и стреляла вслепую. Тем не менее своеобразный экзамен на профпригодность сдала успешно, чем заслужила аплодисменты коллег.

Показалось, наверное,что всё теперь по плечу, утратили бдительность, и несчастный случай не заставил себя ждать. Снимали финальные кадры в люберецком песчаном карьере, расположились, приготовились к работе, и вдруг раздался вопль, от которого кровь застыла в Жилах. Кричала Симонова, которая угодила в зыбучие пески. Абдулов, стоявший ближе всех, бросился вытаскивать Принцессу, но её быстро затягивало, вот она скрылась по пояс, а вот уже по грудь. К счастью, на съёмках дежурили пожарники, которые своевременно среагировали и спасли актрису от трагического финала.

«А если хочешь указать на ошибки, то сначала похвали!»

Хвалить руководство студии не спешило, зато критиковать начало ещё на стадии съёмок. Вот, к примеру, что это у вас за Король? Милый, домашний такой, добрейшей души человек, хоть и самодур… И почему вы Леонову текст подсказываете? Он сам не может два слова связать? Ну вылитый дорогой Леонид Ильич! Так, стоп, сатиру снимать запрещаем! Реплику Андрея Миронова: «Стареет наш королёк!» убрать немедленно! Убрали, вздохнули, и только когда фильм вышел на экраны, заметили, что в сцене, где Король выходит сочетать законным браком любимую дочь с подлецом Министром-Администратором, Евгений Леонов делает в окошке жест, характерный для наших вождей, стоящих во время праздничных демонстраций на Мавзолее. На премьере в Доме кино зрители, среди которых было немало высокопоставленных особ, аплодировали этой сцене…
А что касается текста, то да, Леонов частенько приходил на работу, не выучив его как следует, но это не помешало ему так произнести подсказанные со стороны реплики, что зрители запомнили интонацию любимого актёра навсегда.

Ещё одним любимцем, одно имя которого могло обеспечить успех фильма, был, конечно, Миронов. Однако ставшей его визитной карточкой забавной песенки про бабочку, которая «крылышками бяк-бяк-бяк-бяк, а за ней воробышек прыг-прыг-прыг-прыг», могло и не быть. Суровые цензоры заподозрили в тексте ни много ни мало… сексуальный подтекст. Захарову с трудом удалось убедить, что животные не «этого» хотят вовсе, они летают и прыгают в поисках пропитания и лучшей доли. Жить-то хочется всем, а чудеса случаются с избранными…

загрузка...