Дуэт Аль Бано и Ромина Пауэр

Дуэт Аль Бано и Ромина Пауэр

Аль Бано и Ромина Пауэр

«Феличита» в переводе с итальянского — это счастье, а счастье это ещё и «держась за руки, далеко уехать. Счастье — это твой невинный взгляд среди толпы. Счастье — оставаться близкими, как в детстве…» Аль Бано и Ромина Пауэр пели так, что им верили…

Из грязи в князи

Звезда итальянской эстрады происхождение имел самое простое, от сохи. Его отец только именем обладал звучным — Дон Кармело Карризи, а на деле за гроши трудился в поте лица на чужих виноградниках всю жизнь, за исключением одной вынужденной по­ездки за рубеж: Муссолини призвал на войну с Албанией. А пока Дон Кармело, сам не зная за что, проливал кровь в чужой стороне, жена в родном Челлино Сан-Марко родила ему сына. Так и на­звали — Альбано, что значит «албанец». Едва парнишке исполнилось шестнадцать, он сбежал из дома. Больше всего на свете он боялся повторить судьбу отца. Мечтал сочинять музыку, любить красавиц, получать миллионы, словом, грезил о «дольче вита» по полной про­грамме. Поначалу, правда, пришлось разносить пасту в Одном миланском ресторанчике, потом разрешили спеть что-нибудь из своего: «Только» смотри, Албанец, аппетит клиентам не испорти!» Больше он официантом не работал, его голос покорил всех присутствовавших в заведении. Вскоре сам Адриано Челентано взял молодое дарование из провинции под своё крыло, он же посоветовал взять сценическое имя Аль Бано. Под ним и вышла первая пластинка Албанца в звукозаписывающей компании «Клан Челентано». Под ним сладкоголосый выходец из деревенской глуши к 25 годам обрёл вожделенную популяр­ность и немалые деньги. А значит, ставим знак — и поклонниц, выбирай любую!

Дитя Голливуда

Она была не из их числа. Ромину Пауэр не интересовали знаменитости, она сама жила под прицелом папарац-ци. В 1951 году фотографии её отца, знаменитого голливудского актёра Тайрона Пауэра с новорождённой дочкой на руках облетели весь мир без помощи ещё не созданного Интернета. Через пять лет отец ушёл из семьи, а ещё через год внезапно скончался от сердечного приступа, и миловидное личико крошки Ромины вновь и вновь мелькало на страницах модных журна­лов. Её мать быстро сообразила, что на этом можно неплохо заработать. К подростковому возрасту Ромина превратилась в профессиональную модель и совершенно неуправляемую дочь, за что и была отправлена на перевоспитание в закрытую школу в Британии, но не продержалась там и месяца. Решив, что молодость — товар скоропортящийся, а характер можно и сломать, предприимчивая мамочка в качестве агента собственной несо­вершеннолетней дочери штурмовала Голливуд. К 17 годам Ромина имела за плечами опыт съёмок в таких откровен­ных сценах, от которых отказывались даже прожжённые взрослые «звёзды». «А что такого? — считала её агент, — за них же платят больше!»

Паста на первой свидании

Строго говоря, их первая встреча должна-была быть деловой, а не романтической. Ромина приехала на съёмки музыкального фильма, главная роль в котором принадлежала Аль Бано. В кои веки без матери, наверное, потому что никакой эротики сценарий не предполагал. И тут сердце итальянской знаменитости, привыкшего уже к смазливым личикам вокруг себя, дрогнуло… от жалости. Перед ним стояла откровенно несчастная замученная девочка. Прежде чем начинать работу, Аль Бано велел на­кормить её огромной тарелкой пасты. Этот жест покорил Ромину. В сущности что особенного Аль Бано сделал? Не отвёл же в роскошный ресторан и не стоял сам у плиты. Да и вообще в его деревенском детстве так было принято: переступившего порог напои-накорми, а потом уж дела решай. Но в глазах юной американки, которой с детства вдолбили, что главное между людьми — это выгода, тарелка пасты мгновенно затуманилась розовой дымкой влюблённости. Ведь так о ней не заботился никто со времён ухода отца! Неважно, что Аль Бано далеко не красавец, а как он поёт, она ещё и слыхом не слыхивала. Ромина мгновенно освободилась из-под власти матери, бросила кино и начала учиться певческому искусству, чтобы выступать вместе с любимым.

Брак по-итальянски

Весна 1970 года стала Весной их Любви. Ромина забеременела. Аль Бано, как истинный итальянец, повёл её к алтарю. Свадьбу сыграли в родной деревне жениха, присутствовали только члены семьи. Кроме матери невесты. Она давала интервью о том, что «этот неотёсанный мужлан — не пара ее красавице-дочери!» Родители Аль Бано,принявшие Ромину,несмотря на то, что она была иностранкой и к тому актрисой — два серьёзных минуса для семейной жизни в глазах простых крестьян, недовольно покачивали головами: неужто так и благословит молодых? Миссис Пауэр таки ворвалась в церковь к концу венчания, но лишь для того, чтобы устроить скандал. Жених молча вывел её на свежий воздух и вскоре вернулся к расплакавшейся от стыда невесте. Что Аль Бано сказал тёще, неизвестно, но кошелёк его опустел: замолчать ее заставила только изрядная сумма…

К рождению дочери Илении ново­испечённый отец семейства купил загородное поместье, в которое перевёз своих девочек подальше от городской суеты. Ромина училась готовить традиционную итальянскую еду и не могла нарадоваться нормальности новой жизни. Аль Бано не скрывал счастья и гордости. И чем дальше, тем больше не скрывал. Певцу стало недостаточно того, что бывшая «голливудская принцесса» нянчит его.дитя и готовит спагетти, присущее ему тщеславие подтолкнуло к созданию дуэта с супругой не только в быту, но и на сцене. Ромина с лёгкостью согласилась с мужем. Первая же совместно спетая песня вознесла их на пик не виданной доселе славы. И хотя вокальные данные жены недотягивали до таланта Аль Бано, публика прощала это Ромине за красоту и очаровательную преданность мужу.

Блеск и крах звёздного дуэта

В 1982 году на фестивале в Сан-Ремо дуэт Аль Бано и Ромины Пауэр вошёл в тройку победителей, их песня «Феличита» ушла в народ, её «крутили» по всей Европе. Следующее про­изведение под названием «Анджели» закрепило успех, а «Либерта» прогре­мела до СССР. Супруги давали по пять концертов в неделю, гастролировали по городам и весям и зарабатывали немыслимые миллионы. В перерывах Ромина рожала детей: сына Яри, дочерей Кристель и Ромину-младшую. Если старшая Иления ещё помнила тихие уютные вечера с мамой, поющей колыбельную, весёлые выходные с отцом то остальные чаще видели родителей по телевизору, чем дома. Их воспитывали дедушка и бабушка со стороны отца. «А разве мы не для них стараемся?» — недоумевал Аль Бано. Действительно, он не коллекционировал автомобили и даже не дарил жене брильянты, он вкладывал деньги в землю. Только она — истинная ценность в солнечной Италии, которую не стыдно передать по наследству. Несмотря на то, что Ромина безумно скучала по детям и начала чувствовать усталость от бесконечного шоу, в которое они превратили свою жизнь, она привычно подчинялась мужу во всём. Пока не грянул гром.

Пропала 17-летняя Иления. Студент­ка престижного университета, умница и красавица никогда не доставляла хлопот родителям, слыла в семье тихо­ней, много читала. Когда она заявила о желании посетить родину матери, чтобы написать дипломную работу об уличных музыкантах, они не стали возражать, посадили на самолёт и от­правились в студию записывать новую песню. Больше они старшую дочь не видели никогда.

Безутешные родители потратили несколько лет и кучу вдруг ставших постылыми денег, чтобы найти Илению. Подняли на ноги полицию Италии и США, нанимали частных сыщиков, не было газеты и телеканала, которые бы не трубили о горестном происшествии в семье звёздного дуэта, выдвигались десятки версий. Только теперь Аль Бано и Ромина с ужасом признались себе, что дочь давно уже из просто спокойной девочки превратилась в заторможенное существо. Иления могла неделями не звонить из университета, а будучи дома, даже не услышать обращенный к ней вопрос или внезапно заснуть за ужином. Полицейское расследование подтвердило: Иления пристрастилась к наркотикам.

Однажды, смирившись с очевидным, Аль Бано, не поговорив с женой, сделал заявление прессе: «Наша дочь мертва!» Вернувшись домой, он застал Ромину, собирающей вещи: «Я не буду жить с предателем!» О выступлениях дуэтом, разумеется, больше не могло быт* и речи. Теперь они даже виделись редко. Он то пытался нала­дить карьеру сольного исполнителя, то принимался разбивать виноградники в своих угодьях. Она бегала по экстрасенсам, хватаясь за малейшую надежду узнать хотя бы что-то о стар­шей дочери, и буквально тряслась над остальными тремя детьми. В 1999 году пара официально развелась и пошла по жизни разными дорогами…

загрузка...