Личная жизнь Александра Менакер

Александр Менакер

Александр Менакер

Слава сына Андрея затмила его, а ведь было время, когда пластинки с миниатюрами постановки в исполнении (в паре с супругой) Александра Менакера слушали в каждой интеллигентной семье Советского Союза. Слушали и хохотали…

Сцена как предчувствие

Время от времени на свет появляются детки, при од­ном взгляде на которых нет и тени сомнения — артист растёт! И неважно, родилась будущая знаменитость в бедной крестьянской избе на речке Клязьме или в шестикомнатной квартире известного петербургского адвоката Семёна Исааковича Менакера — талант отовсюду дорогу пробьёт! После Октябрьской революции предпочтительнее даже стал первый вариант происхождения. Пять из шести комнат квартиры Менакеров заселили ткачихами и рабочими, как тогда выражались, «уплотнили». Но дружная семья не унывала, двери всегда были открыты для гостей, звучали стихи и романсы, сынишка Сашенька впитывал каждое слово, словно губка. Читать начал рано и запоем, за пианино садился без принуждения. Организовал в школе шумовой оркестр, в котором играл с друзьями на гребёнках, кастрюлях и бутылках джаз! Подростком он побывал в каждом ленинградском театре и мог бы написать рецензию на любой спектакль.

Его любимцем стал Александрийский театр, а кумиром среди актёров — Илларион Певцов, нашему поколению совершенно неизвестный, а вот узкий круг театралов 20-х годов XX века подтвердил бы: у юного Менакера отменный художественный вкус. Приехал в Ленинград с гастролями столичный МХАТ, кто сидит в первом ряду? Саша, едва дыша. Вахтанговцы привезли знаменитую на весь Советский Союз «Принцессу Турандот» — Александр рукоплещет в ложе. В 1929 году он с лёг­костью поступил на актёрское отделение 1-й художест­венной студии при Большом драматическом театре, через год обучения решил, что всё-таки нет, не актёром хочет стать, бери выше! И перевёлся на режиссёрский факультет Института сценического искусства. Так всю жизнь Александр Менакер будет определяться: актёр он или режиссёр, и не в силах выбрать что-то одно, достигнет успеха в обеих ипостасях.

Курортный роман

Когда будущий папа всенародно любимого Андрея Миронова встретил его будущую маму, они влюбились друг в друга с первого взгляда, что опечалило обоих. Александр Семёнович Менакер, 26 лет, благополучно был женат на балерине Ирине Ласкари и растил сына Кирилла. Мария Владимировна Миронова (старше его на три года) считала себя дамой образцово-показательной и вполне довольной браком с режиссёром и оператором Слуцким. И поскольку оба — порядочные люди советской закалки, у зародившейся любви шанса не было ни малейшего…

А тем временем стояло знойное лето 1939 года, дело было в Ростове-на-Дону. Государственный театр эстрады и миниатюр приехал сюда на гастроли и вечерами давал спектакли, срывая бешеные овации. Во многом благодаря приглашённой знаменитости — Менакеру. Он и пел великолепно, и играл на рояле виртуозно, а фельетоны читал так, что публика покатывалась со смеху. Александр же налюбоваться не мог на хохотушку Миронову, ведущую актрису театра. Как тут не спеть: «Две звезды, две светлых повести…» У этих двоих не было ни единого шанса противостоять нахлынувшему чувству! Спустя годы Мария Владимировна признавалась: не говоря о том, что Саша блистал на сцене, он был так по-мужски хорош, что все барышни вокруг в него моментально влюблялись. Ещё бы! Танце­вал как-то не по-советски, разбирался в вине и сырах, костюмы носил с иголочки. «Счастье моё, что он полю­бил меня!» — восклицала Миронова. — А не Петрову или Иванову!»

Проснувшись поутру, Александр с удивлением лицезрел картину: Мария, уже одетая в свой любимый строгий костюм, с наисерьёзнейшим видом что-то писала за столом. На вопрос, что она делает вместо того, чтобы продолжать лежать в его объятиях, он услышал ответ, определивший его дальнейшую жизнь: «Сообщаю мужу о разводе. И вам советую сделать то же самое».

За кулисами

Правда, Менакер попытался-таки всё спустить на тормозах, то ли по молодости лет, то ли по мужской неповоротливости в делах сердечных. Приехать к Марии в Москву по окончании летнего турне, да, он приехал, а вот разводиться, как выяснилось, не собирался. В ответ возлюбленная показала ему, что любовницей быть не собирается, однозначно и красноречиво — Миронова просто вышвырнула его чемоданы с лестницы, а следом чуть не полетел он сам вверх тормашками! Жить надо честно — стало девизом их супружеского союза. Малейшие движения души друг друга знали, никаких потаённых мыслей, планов не держали, разговоров за спиной не вели. Кто из нас, сегодняшних, выдержал бы столь высокую планку открытости даже пе­ред самым любимым человеком? А Менакер и Миронова 24 часа в сутки были вместе, не только дома, но и на сцену стали выходить дуэтом. Создали доселе не виданный на советской эстраде «Театр двух актёров», показывали комические миниатюры,темы для которых подсказывала сама жизнь — отношения между мужчиной и женщиной, трудности в семейной жизни.

На сцене Менакер умел сместить акценты так, чтобы жена заблистала, как никогда прежде, любящий муж сознательно чуть отходил в тень. И очень скоро он, который был в «Театре» и художественным руководителем, и режиссёром-постанов­щиком, и заведующим литературной части, и полноправным испол­нителем, приобрёл славу… «подкаблучника». Дескать, был орёл, да весь вышел, как женился второй раз. «Эта мегера Миронова» даже заставляет его помогать своему первому супругу! Отчасти слух был верен, Михаила Слуцкого арестовали как врага народа, и к чести Марии Владимировны, она не оставила его в беде — носила передачи в тюрьму. Но ещё большее уважение вызывает Менакер, который каждый раз сопровождал жену, отстаивал с ней очереди, служа ей опорой и защитой. Наверное, только благодаря такой любви — всё доверяющей и понимающей — мог появиться на свет столь уникальный и ранимый талант как Андрей Миронов…

Сердце отца

Андрюша родился 7 марта 1941 года, но родители записали в документах дату 8 марта, пошутили, так сказать, в своей манере. Счастливый отец даже репризу поставил под названием «Андрей — подарок женщинам в Женский день 8 Марта». Началась война, и Менакер увёз семью вэвакуацию, подальше от бомбёжек, в Ташкент, но там их ждала другая беда: сын заболел так тяжело, что находился между жизнью и смертью. Только благодаря тому, что Менакер получил в наследство от отца-адвоката чудесный дар дружить со всеми, кто встречался на жизненном пути, удалось раздобыть редкое, недавно изобретённое лекарство — антибиотик и спасти маленького Андрея.

Александр Семёнович так любил сына, что готов был на всё ради него, даже лишить его своей фамилии. В 1950 году началось печально известное «Дело врачей», по сути, репрессии против евреев, и носить фамилию Менакер стало просто опасно. В третий класс Андрей Менакер официально пошёл как Андрей Миронов. Неважно, кто ты по бумажке, видно же, что сын своего отца! Александр Семёнович познакомил Андрюшу с Кириллом, сыном от первого брака, мальчишки быстро подружились и весело проводили время, изображая джаз-банд: Кирилл играл на рояле, а младший братишка наяривал на ложках-вилках и на всём подряд, что удалось стащить с кухни. Семиклассником Андрей пригласил отца на школьный спектакль, в котором дебютировал на сцене. Волновался -не то слово, ведь папа — непререкаемый авторитет! При том, что Александру Семёновичу совершенно чужда была строгость в воспитании и вообще любой официоз по жизни. Мягкий, деликатный, он умел направить в нужное русло без сурового тона и грубых слов. Став взрослым, Андрей вспоминал: «я мало встречал людей, которые так могли проникаться проблемами другого человека, так проявлять действительную заботу и внимание к нуждающемуся, как это делал отец». Разумеется, жена и сын стояли в списке нуждающихся в заботе и ласке первыми. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на пустые пререкания и глупые ссоры. «Чаще улыбайтесь, товарищи!» -любил повторять Менакер со сцены и в жизни…

Сердце Александра Семё­новича перенесло два инфаркта прежде чем остановиться. Судьба уберегла его от горя пережить любимого сына, ведь Андрея не станет всего-навсего через пять лет.

загрузка...