Евгения Добровольская и ее мужчины

Евгения Добровольская

Евгения Добровольская

Писать историю любви женщины, у которой четверо детей от разных мужчин, сложно: ну что за жизнь, хаос, и только! Браки, дети, разводы, внебрачный сын, стремительный роман с мужчиной, который преступно молод и красив… Кто был настоя­щей её любовью, осталось ли это чувство, да и нужно ли оно сильной решительной Добровольской?.. Но она так обаятельно хохочет, так вдохновенно преображается, что сомнений нет: перед нами Женщина. И без любви ей не прожить.

Стартовало всё обычно: родилась в нормальной семье нормальных советских людей. Госслужа­щие, увлечённые карьерой и всем, что сопутствовало эпохе 60-х. А она — Женечка, активный жизнерадостный ребёнок, который не доставлял особых проблем. Сама училась, находила время на кружки и секции, словом, могла себя занять, пока мама с папой работали. Потом она скажет, что родительской ласки и внимания было маловато. Но это не повод оплакивать детство и предъявлять претензии. Добровольская, кстати, вообще никогда ни от кого ничего не ждёт и не требует. Только от себя, так жизнь научила.

Выбор профессии сложился сам со­бой — поступить в ГИТИС, стать актрисой. Счастливая пора студенчества проходила бурно, о чём она с ироничной оторопью вспомнит, когда в тот же старшие сыновья: «У меня самой была юность о-го-го! Когда вспоминаю, что творила, ужасаюсь. Как только выжила, спрашивается…»
Тогда Хаос вступил в свои права, произошла первая случайность: Евгения за компанию пришла на кинопробы и — вуаля! — уже снимается в фильме «Клетка для канареек» у режиссёра Павла Чухрая. Тут же накрыла с головой любовь, роман с партнёром по съёмкам Вячеславом Барановым завершился браком. К которому подтолкнуло инте­ресное положение юной актрисы. Окружение хваталось за голову и уговаривало избавиться от беременности, но та была непреклонна. Наверное, она предвидела зыбкость раннего, да ещё и актёрского брака: сын Степан с рождения носит мамину фамилию. А за­мужество и впрямь стремительно за­вершилось…

В кадре, на сцене, на кухне

Видимо, Евгения к 24 годам не усвоила истину «Женщина-актриса больше, чем женщина. Мужчина-актёр мень­ше, чем мужчина», если следующим увлечением стал режиссёрский сын, лицедей в лучшем смысле Михаил Ефре­мов. Понять её можно, противостоять такому напору обаяния трудно. И у пятилетнего Стёпы появился брат Николаша. А рассказать о том, как жила молодая семья с парой карапузов, предо­ставим Евгении: «На сцене нам ничего не мешало. Он тяжёлый партнёр, но чудный артист. В жизни мы ругались. Мы мог­ли идти до театра разными дорогами, ругаться во время ре­петиции и самого спектакля, но возвращались домой из театра вместе. Пороховая бочка. Двое сумасшедших, которые всё хотят успеть, да ещё двое детей. Мы оба принимали правила игры. А это и было игрой: всё время вместе — съёмки, гастроли, дом, театр, репетиции, тусовки, личная жизнь. Это были наши правила. Поэтому рабочие отношения не мешали семейным…»

Ей 32 года. На руках двое мальчишек. Средств к существованию ноль или около того. Как быть? Кто-то нырнул бы в пучину отчаяния, а Добровольская за­сучила рукава и принялась заново возводит стены своего мирка, работала на износ. И попутно сделала, возможно, болезненные, но отрезвляющие выводы: «Если двоим вместе невозможно, тяжело, плохо — нужно разводиться.

Расставания, понятно, можно пережить. Но как быть дальше? Она молода, наверняка ещё будут мужчины. Пусть будут, она даже поверит в любовь и сказку. Главное — помнить, что сказки нужно воплощать в жизнь исключительно своими силами: «Женщина вообще на многое способна! Настоящих мужиков мало, в большинстве своём они инфантильны, к сожалению… Не нужно бояться трудностей. Женщина сможет поставить детей на ноги…»

С прибавлением

Работа, театр, старший сын — подросток, младший -школьник, всё сама, всё на себе… В жизни маленькой женщины с трогательно распахнутым взглядом просто обязан был появиться мужчина. Так и случилось, но сделайте поправку на сопровождающий Добровольскую Хаос. Этим мужчиной стал третий сын…

…Съёмки фильма «Подо­зрение», партнёр по кадру -эффектный брюнет. Взгляды, слова, прикосновения, намёки. И, как следствие, связь, которая закончилась, когда выяснилось очередное интересное-положение Евгении.

Будущий папа испарился, решение «рожать или нет» наша героиня принимала на семейном совете со своими мужчинами — 15-летним Стёпой и 10-летним Николашей. «Рожай!» — прозвучал дуэт голосов.
В положенный срок в дом принесли Яна. Кому из мужчин он обязан своим по­явлением, долгое время оставалось тайной, но слухи настойчиво повторяли имя актёра Ярослава Бойко. Сейчас это подтверждено официально. Отношения актёров и, скажем так, родителей не продолжились, но это ничуть не расстраивает Евгению и никак не отражается на счастливом детстве Яна. С бронебойной мамой и надёжными братьями. К слову, мама пусть резко, но честно говорит об отце: «Мне просто-напросто стыдно. Потому что он не достоин ни­чего: и артист плохой, и человек отвратительный. Это не было у нас ни романом, ничем, просто мимолётная хрень… Но у меня прекрасный сын, я его обожаю. Это мне Бог дал ребёнка, и это я за него несу ответственность. У апостола Павла написано: «Женщины спасутся деторождением».
И опять круговерть. Театр, работа, съёмки, тревога за Стёпку, переживания за Николашу, ночные «дежурства» с агукающим младенцем. Тяжело, хоть вой — с одной стороны. Жизнь как жизнь, любимые дети, круговерть, за­работки, хлопоты — с другой. Вот толь­ко времени не хватает. И никакой надежды на чудо. Чудес не бывает.

Ты ешь…

В театре нравы жёсткие, мягкой и пушистой здесь не выживешь. И не останешься, потому что за стенами сложно превратиться в фею и Дюймовочку, как бы ни хотелось.
Непонятно, как Евгения умудрилась втиснуть в 24 часа обычных суток столько: занятия с мальчиками, музыкальная студия, десятки фильмов, работа в МХАТе. Но получилось же! Лауреат престижных кинопремий, на­родная артистка РФ, многодетная мать. Наверное, это удалось благодаря Хаосу, потому что заранее спланировать такое способны лишь отчаянные люди. Может, пора остановиться, перевести дух?

Зачем же? Настоящая женщина не может без любви, а там, где любовь, там и Бог. И вот уже в прессе появляются новые подробности: «Избранник Добровольской бизнесмен, на 10 лет моложе примы, его имя сохраняется в секрете».

Никаких секретов! И вовсе не бизнесмен, а кинооператор. И моложе не на 10, а на 12 лет. А зовут его Дмит­рий.
«Как?» — скажете вы. «Как?» — всплеснули руками окружающие. Неужели занятая по макушку мать семейства может ходить на свидания? Добровольская не скрывала, что свиданий-то почти не было: «Дима настолько легко влился в мою семью, что я даже не успела толком осознать, что что-то изменилось. И терпит меня уже восемь с лишним лет. Изучил мой тяжёлый характер, поэтому понимает с полуслова, даже с полувзгляда. Чувствует моё на­строение и знает, когда лучше промолчать, дабы избежать бури и скандала. Он вообще немногословный человек, сдержанный. Но иногда и его прорывает. И тут уже я бросаюсь его успокаивать. Умоляю: «Тихо, тихо, не пугай детей». Или от греха подальше прячусь вместе с Настей в комнате пережидать бурю. Муж вспыльчив, но его запал быстро кончается. Потому что он действительно очень любит нас всех!»

Где любовь, там и Бог. Значит, там и дети… Когда 44-летняя актриса сообщила Олегу Павловичу Табакову о своей очередной беременности, тот схватился за голову: «Сколько можно?» «Этот последний!» — пообещала Евгения. А далее — все «прелести» возрастного материнства, проблемы со здоровьем. Зато у трёх мальчиков появилась сестрёнка Настя, а Евгения уж и не надеялась заполучить дочь. Она честно говорит, что поздние роды — поступок отчаянный, если только вы не боитесь превратить свою жизнь в Хаос…

загрузка...