Матильда: буря и натиск

Матильда КшесинскаяЕё бы снимать в 3D-формате! Не балерина, а вихрь из 32 поворотов вокруг себя единым махом! Не женщина, а стихия, в пух и прах разметавшая мужские сердца! За почти 100 лет жизни Матильда Кшесинская натворила не­мало…

Дары небес

Генетика щедро одарила её здоровьем: дед дожил до 106 лет и бодрячком; мама, тоже балерина, оставшись после безвременной кончины мужа с пятью детьми на руках, умудрилась счастливо выйти замуж повторно и родила ещё детей, Матильду — последней, 13-й; отец танцевал на сцене мазурку до старости и срывал овации. Не иначе как ангел-хранитель оберегал её всю долгую жизнь: Кшесинская благополучно пережила крах Российской империи, несмотря на близость к царскому двору; сделала на чужбине головокружительную карьеру; не пострадала во время фашистской оккупации. И уж Господь её знает кто наделил Матильду таким бурным темпераментом, что она, несмотря на отсутствие экстраординарного таланта или редкостной красоты, легко достигала любой по­ставленной цели — будь то роль или мужчина.

Магия чисел

Если положить цифру «восемь» набок, получится знак бесконечности. Маля начала учиться балету в Императорском театральном училище в восемь лет и оставалась связанной с этим прекрасным искусством до конца. Своим счастливым числом она считала 13, порядковый номер появления в семье, а сулящим невзгоды и потери — 17. Будучи до мурашек на коже суеверной, как все «балетные», в казино она тем не менее всегда ставила на «17» — из духа противоречия. Её даже прозвали «Мадам-17». А цифрой, напоминающей ей о первой любви, была двойка. Новенькую танцовщицу, поступившую в труппу Мариинского театра, пресса тут же окрестила Кшесинской-2, поскольку там же танцевала её родная старшая сестра, соответственно Кшесинская-1. А возлюбленным Матильды в то же самое время стал не кто иной, как наследник престола, будущий Николай II.

Царская милость

Императорская семья благоволила к балету, на выпускной экзамен в театральном училище снисходила в полном составе. Каждую девочку в пачке и мальчика в обтягивающем трико представляли царственным особам. Матильду выделили особо: Александр III неожиданно обратился к ней с наказом «быть славой и украшением русского балета», а ведь она не входила в число отличниц. Затем последовал торжественный ужин, и снова сюрприз для Малечки — её усадили между наследником престола и его Отцом, причём тот вновь напутствовал, только уже не в официозной форме; а в игривой манере: «Смотрите только, не флиртуйте слишком!» 17-летняя Матильда и 21-летний Николай именно этим тут же и занялись. Однако если Ники по наивности характера ещё не отдавал себе отчёта в происходящем, то Кшесинская задалась целью во что бы то ни стало раздуть из проскочившей искры пламя любви. Юная балерина принялась попадаться наследнику на глаза на каждом шагу, изучала его перемещения по светской хронике в газетах, искала общих знакомых, наконец, встреча тет-а-тет состоялась, и лавину чувств молодых людей было уже не остановить. Родители с обеих сторон хотели вмешаться, дабы избежать огласки, но рассудили трезво: жениться цесаревич на танцовщице не сможет, а «погулять» ему будет полезно; замуж и детей рожать в начале балетной карьеры и не стоит, а иметь покровительство члена царской семьи для той же карьеры даже необходимо. Матильда лично выбрала премиленький двухэтажный особняк, Ники его немедля ей подарил, там они и продолжили свой роман за закрытыми для всего света дверями…

Весной 1894 года Ники женили на принцессе Алисе Гессенской, а осенью того же года он взошёл на престол и превратился в императора Николая II. Кшесинская-2 получила статус примы-балерины императорских театров, несмотря на сопротивление главного балетмейстера, прославленного Петипа. Отныне влюблённые встречались только как почётный зритель в царской ложе и как танцовщица на сцене.

Звёздный час

Лишившись любимого, Матильда направила всю энергию на то, чтобы доказать Петипа свою профпригодность. В конце концов, она из рода Кшесинских! Стала брать частные уроки у знаменитого итальянского педагога и первой среди русских танцовщиц овладела фирменным трюком итальянок: 32 фуэте под­ряд. Петипа был вынужден признать, что такой виртуозной техники ног, как у Матильды, нет ни у одной балерины его труппы.А уж такого виртуозного владения искусством интриг тем паче! Кшесинская в мгновение ока «убрала» из театра всех реальных и возможных конкуренток на главные роли. Отныне балеты ставились специально для неё, даже хореографический текст партий переписывался в расчёте на индивидуальные физические способности «нашей Малечки». «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Баядерка», «Спящая красавица», «Времена года» — весь цвет русского балета Кшесинская станцевала под гром аплодисментов.

Эффект материнства

13 (вновь счастливое число!) февраля 1900 года на собственном триумфальном бенефисе у Матильды завязался новый роман и снова с членом императорской семьи — великим князем Андреем Владимировичем. Встречались влюблённые тайно, во-первых, чтобы император не узнал и не разлучил, а во-вторых, в те времена ещё смущала разница в возрасте: Кшесинская была на шесть лет старше 22-летнего любовника. Конспирация рухнула, когда Маля вышла на сцену на. шестом месяце беременности, партнёр просто не в силах уже был её поднять. Рожал.а страшно, чуть не потеряла сына, но обошлось. Уже через два месяца неугомонная Кшесинская вновь танцевала. Впрочем, уже без прежнего трудоголизма. Материнство изменило Матильду. Она свела к минимуму свои нагрузки в театре, оставив лишь самые выгодные партии и зарубежные турне, и принялась самозабвенно вить семейное гнёздышко. Для начала отгрохала в Петербурге не дом, а настоящий дворец на Большой Дворянской. Каждую мелочь продумала лично и закупила в стильных салонах Парижа.

Её наряды с трудом поместились в двух гардеробных. Андрею на откуп отдала только наполнение винного погреба. Чтобы сын Владимир дышал свежим воздухом, построила ещё особняк в Стрельне, куда вывозила его на диковинке — личном авто. Летом семья отправлялась на южное побережье Франции, где великий князь прикупил для любимой виллу… Ники, добрый, милый Ники в память о прошлом их счастью препонов не ставил.
В феврале 1917 года императора свергли с престола, и Кшесинская, за десять лет совместной жизни так и не ставшая официальной супругой великого князя, потеряла всё.

Энергия действия

Всё — это недвижимость, имущество, вещи. Но ведь главные вещи в жизни — это не вещи, не так ли? Князь Андрей позаботился о «неофициальной», но горячо любимой жене и их наследнике, им удалось эмигрировать и воссоединиться во Франции в своей летней резиденции. Избежав гибели в огне революции, Матильда и Андрей первым делом отправились под венец. Кшесинская получила титул княгини Красинской, а ее сын — статус законнорождённого. Казалось бы, о чём ещё мечтать. Но Малято ведь не из породы мечтателей! И она открывает в Париже собственную балетную школу. Её фамилия, харизма, опыт сработали на неё, в учениках отбоя не было никогда, прибыль текла рекой. Она сосредоточилась на педагогической деятельности, лишь иногда баловала публику выступлениями, а в 1936 году решила и вовсе попрощаться со сценой. Да и то сказать — 64 года от роду и причиняющий жестокие боли артрит! Однако же блеснула на прощание так, что публика избалованного «Ковент-Гардена» вызывала её на поклон 18 раз!

Сила памяти

Прошло 20 лет безоблачной жизни, и мир Кшесинской пошатнулся: скончался муж Андрей. Пережила она и сына. Отплакав положенное, она села исполнять завет любимых мужчин: написать мемуары. Благо память у неё на девятом десятке работала не хуже современных поисковых систем компьютера. Она чётко помнила все детали прошлого, к примеру, не только малейшие знаки внимания Николая II, но и презенты всех поклонников пониже рангом. Вряд ли почившему супругу сей реестр было бы приятно прочесть, но справедливости ради нужно отметить, что князю Андрею она посвятила самые горячие слова любви и благодарности. Если бы он ещё немного оставался с ней, она не проиграла бы в рулетку (проклятое число 17!) подчистую — и подаренную им некогда виллу на Лазурном берегу, и брильянты его матери, сопротивлявшейся их браку годами… Но Маля осталась одна, ей было без пяти минут 100 лет, и ей нечего было терять, кроме воспоминаний…

загрузка...