Интервью с Романом Каримовым

Роман Каримов
Твой первый фильм «Не адекватные люди» стал сенсацией — давно мы не видели такой адекватной романтической комедии. Это подтвердили и кас­совые сборы — в кинотеатрах фильм посмотрели 100 тысяч человек. А ведь, когда ты его снимал, тебе было всего 25. От­куда ты так хорошо знаешь жен­щин, что сумел настолько прав­доподобно нас изобразить?

История, рассказанная в картине, немного автобиографичная: у меня была знакомая девушка, похожая на героиню фильма. Ей было лет 15-16, а мне где-то 23. И с ней было удивительно интересно общаться. Так что многое я списал с нее — мне хотелось показать взаимодействие юной девушки такого необычного типажа и взрослого мужчины с экзистенциальными проблемами. Разница с фильмом в том, что я интересовался скорее ее старшей сестрой, а с прототипом главной героини мы общались дружески, никакого сексуального подтекста не было.

Она была в тебя влюблена?

Не знаю. У нас с ней сложились такие трущиеся отношения, как и у героев фильма. Она была начитанная, видимо, посвящала свободное от школы время не тусовкам, а чтению. При этом еще и очень красивая. Как думаешь, у этих отношений есть будущее? У этой конкретно пары, думаю, будущего нет.

Какие еще события в твоей жизни многое дали тебе как режиссеру?

Наверное, мой английский период — я провел два года в Англии в полном одиночестве. В то время я сочинял много музыки, учился писать сценарии, а работал разносчиком рекламных листовок — рассовывал по почтовым ящикам бумажки с меню пиццерии и телефонами до ставки суши. Мне очень нравилась эта работа, я уходил с утра из дома, включал плеер — и вперед. Мой рабочий день по времени был как у молочников, почтальонов и прочих таких трудовых дядек: я начинал в 5 утра, заканчивал в 10. Город был еще пустым, а поскольку я жил и работал в пригороде, то гулял по красивым улицам со старыми домами — шел от дома к дому, закидывал листовки, слушал музыку. Денег было мало, но было чувство полного душевного умиротворения. Кто-то занимается для этого йогой, а я разносил рекламки. За время жизни в Лондоне я познакомился с удивительными людьми — бандитами, наркоманами, преступниками и русскими олигархами. И для меня эти два года были какой-то очень жуткой, веселой, странной и страшной школой жизни. Я столько типажей увидел. Рядом со мной не было никого из близких, и единственное, что оставалось — фиксировать происходящее вокруг, конструировать в голове сюжеты будущих фильмов.

Ты говорил, что любишь старые комедии, а как относишься к их современным продолжениям вроде «Иронии судьбы 2», «Служебного романа 2»?

Я, честно говоря, ни того, ни другого фильма не видел. И не могу так просто критиковать.
Но думаю, эта тенденция паршивая -кроме значков баксов в глазах людей, создающих такой продукт, больше ничего не видно. То есть явно берут концепт, который любим многими людьми, и делают нечто по мотивам. Причем создатели знают, что их будут ругать, но они это расценивают как хорошую рекламу: мол, пускай мы будем иметь плохой имидж, но заработаем кучу денег. Я не готов этим пожертвовать.

Хочется процитировать из «Не­адекватных»: «Биться головой о стенку веселее, когда знаешь, что за ней скрывается родственная душа». Ты молодой мужчина, а уже нашел родственную душу и оформил этот факт официально. При том, что по натуре ты бунтарь, у тебя очень правильные традиционные взгляды на жизнь. Как так вышло?

Эти взгляды, думаю, формируются с детства. Мой отец и все мои братья по отцовской линии очень полигамные мужчины: у них много детей от разных жен и вообще много было отноше­ний. И я смотрел на это и понимал, что лично для себя не хочу такого образа жизни. И когда у меня окончательно сформировалось представление о том, какой должна быть моя жена, я встретил Ольгу — и все совпало. Что-то поменялось вместе с социальным статусом? Вообще ничего не поменялось. Мы только потолстели немного -Оля готовит очень вкусно.

загрузка...