Горестная Агриппина Ваганова

Агриппина ВагановаНаверное, даже самый далекий от балета человек знает имя Агриппины Вагановой. Ее перу принадлежит фундаментальный труд «Основы классического танца», которым пользуется не одно поколение танцовщиков и педагогов как в России, так и за рубежом. Ее имя носит хореографическое училище в Санкт-Петербурге. Но очень немногие знают, что судьба Вагановой как балерины и как женщины была несчастливой.

Родндась Ваганова в маленькой подвальной ййЭ квартирке, принадлежавшей капельдинеру Мариинского театра, бывшему унтер-офицеру Якову Ваганову. Семья бедствовала, как выражалась сама Агриппина Яковлевна впоследствии -«перебивалась с хлеба на квас», да еще невская вода заливала каждую весну неказистое жилище Вагановых. Из трех сестер в балетную школу удалось определить только младшую, Грушу. Каждый день ряд девочек выстраивался у палки, отполированной руками не одного балетного поколения и начинался монотонный урок.

Пятьдесят шестая тень

Итак, школа позади. Начались будни, надежды хоть на какую-нибудь танцевальную партию рухнули. Вагановой поручили роль неприметной пятьдесят шестой тени в кордебалете в постановке «Млада». В день спектакля Ваганова шла в театр как на казнь. Когда загримированная и одетая пятьдесят шестая тень заторопилась на сцену, она-поскользнулась на лестнице и упала, больно ударившись затылком о ступени. Таков был дебют-молодой танцовщицы.
Слава пришла к Вагановой позже, после того, как она бле­стяще станцевала сольную вариацию в балете Делиба «Коппелия». С тех пор ее даже стали называть королевой вариаций.

Настоящее чувство

Каждый год Ваганова меня­ла место жительства, пере­езжая с одной квартиры на другую. Она любила шумные вечеринки, угар петербургской ночной жизни. Мелькали скоротечные романы, оставляя чувство горечи и неудовлетворенности. Но вскоре к ней пришло настоящее чувство. Андрей Александрович Померанцев, отставной подполковник путейской службы, не был балетоманом. Выходец из старой петербургской семьи, интеллигент, он обладал строгими понятиями о чести, не боялся ответственности. Случайно встретившись, Агрипина Яковлевна и Андрей Александрович поня­ли, что их жизнь отныне будет связана. Померанцев ушел из семьи, оставив жену и сына. Развод он так и не попросил, может, не счел нужным. И когда 13 января 1904 годау Агриппины родился сын Александр, то в свидетельстве было записано «Померанцев усыновил Александра, рожденного вне брака от Девицы Агриппины Вагановой». Любовь Вагановой к Померанцев преодолела все условности, к ней не прикипела пена сплетен, потому что этих мужчину и женщину объединя­ло настоящее чувство.

Последняя роль

Сын Саша: вырос стройным и ладным, с ласковыми глазами и мягким характером. Когда умерла сестра Агриппины, Померанцев предложил поселить в квартире двух осиротевших племянников. В этой квартире Ваганова проживет после­дующие тридцать лет.
В 1916 году исполнялось 19 лет служения Вагановой на сцене императорского театра, настала пора выходить на пенсию. С грустью вспоминала балерина свои первые шаги. С позволения дирекции театра Ваганова взялась примерить на себя образ «Жизели». Однако энергичная балерина не смогла передать бестелесность и призрачность тени. У нее был совсем другой характер. Последняя роль ей не удалась.

Роковой 1917 год

Дверь репетиционного зала захлопнулась за ней, как она считала, навсегда. Вот тогда и пришло на ум: «Не зря имя Агриппина переводится с латинского как «горестная»! Пенсия. Потянулись пустые дни. С мукой Ваганова вспоминала свои театральные хлопоты, спектакли. Дома все шло гладко — отлаженный быт, дети, любящий муж. Но теперь лицо Андрея Александровича омрачалось все чаще — сводки с фронта были неутешительны. В обществе чувствовались назре­вающие перемены. Померанцев был подавлен событиями Первой мировой войны. Он стал, угрюмым, перестал ходить в театры, принимать у себя. Россия, с его точки зрения, погибала, и он не мог оставаться наблюдателем этой гибели. Новый, 1917 год встретили тихо в кругу семьи. Вместе наряжали елку, вместе готовились к празднику. Ужин был скромным. В. подсвечниках горели свечи, отбрасывая блики на лицо дорогих ей мужчин — сына и мужа. Теперь — это единственное, что у нее осталось и только она может сделать их жизнь уютнее. Ночью Андрей Александрович застрелился под елкой.

Так любят лебеди

Вагановой казалось, что со смертью любимого челове­ка наступил конец всему. Но оставался сын, племянники… А вскоре бурные события в стране полностью перевернули ее жизнь. Нужно было выживать, чтобы прокормить троих детей.
Больше замуж Агриппина Яковлевна т,ак и не вышла, хотя в театральных кругах поговаривали о мужчинах, которым она якобы симпатизировала. До конца жизни Ваганова оставалась кокеткой. Она по-прежнему была остроумна и смешлива..,
Агриппины Вагановой не стало 5 ноября 1951 года. Во время прощания с ней звучало адажио из «Лебединого озера» — балета, который был для нее гимном любви. Ведь лебеди любят только один раз в жизни. Так, как любила сама Ваганова, — горестная Агриппина.

загрузка...