Интервью с Дэвид Ганди

Дэвид Ганди

Интервью с Дэвид Ганди

Ваша фамилия у меня ассоциируется с Индией и известным философом Ганди. Вас люди часто спрашивают, не его ли вы родственник?

Да, бывает иногда. Только не англичане — у меня типично британская фамилия, в переводе она означает «земля». Зато когда мои родители поехали отдыхать в Индию, им там везде в отелях предоставляли лучшие номера и шикарно обслуживали, потому что так же, как и вы, индусы очень уважают того самого Ганди.

Перейдем к теме, которая нас волнует больше. Вот у вас очень брутальная, по-настоящему мужественная внешность. А что думаете о моде на манекенщиков, которые выглядят как девушки: на­пример, Андрей Пежич красит губы и ногти, примеряет платья.

Модная индустрия всегда пытается раздвинуть границы дозволенного. Во всем, что касается кроя одежды, размерного ряда, внешнего вида, она стремится провоцировать и удивлять. Не будем забывать, что тенденции уходят и приходят: вот сейчас опять актуальны 70-е, в какой-то момент вернулась мода на мужественных парней, которая уже была в 80-х. Так что модели вроде Андрея и об­разы, которые они транслируют, -это все не имеет отношения к мужественности или женственности. Это то, что должно удивить публику. И то, что дает людям выбор.

Если завтра ваш агент скажет: нужно похудеть раза в два — это модно, — вы согласитесь?

Нет, он меня никогда об этом не попросит, потому что я этого не сделаю. Я, кстати, крупный мужчина, и одежда некоторых марок мне просто мала. Но меня это устраивает — я и не должен влезать в вещи всех брендов, не обязан нравиться всем на свете.

Что вам нравится в себе больше всего?

Ой, я дико самокритичен. Я свой самый заклятый враг! Но если уж выбирать, то, пожалуй, голубые глаза — это наша фамильная ценность: я в них узнаю своего дедушку, дядю, племянников.

Давайте представим ситуацию: идете вы по улице, а тут бац — гигантский билборд, на котором вы в одних трусах. Как вы реагируете?

Никак — это моя работа. Я — модель и я — человек — две разные личности. Обратите внимание: на всех рекламных имиджах я не улыбаюсь, выгляжу серьезным. А в жизни очень даже веселый.

Отвечайте не задумываясь: актриса или модель?

Мне может понравиться девушка абсолютно любой профессии!

И даже не важно, есть ли у вас общие друзья и интересы?

Нет. Конечно, удобно, когда у вас похожий ритм жизни — все эти бесконечные перелеты и съемки большинство девушек могут просто не понять. Но я влюбляюсь в кого-то независимо от рода деятельности и типажа. Одна из моих девушек была брюнеткой ростом 180 см. А сразу после нее я встречался с блондинкой, в которой было только 165 сантиметров роста. Так что у меня нет требований.

С таким красавцем и девушка должна быть сногсшибательной!

Красота может зацепить в первый момент знакомства, но потом на передний план выходит другое. Для меня важно, чтобы мне было с человеком комфортно посидеть за чашкой чая, посмеяться. Мне вообще нравятся земные девушки. Я снимаюсь с самыми красивыми моделями планеты, и большинство из них просто невыносимы: они грубы, зациклены на себе и считают себя лучше других. Поэтому в конце съемок я радуюсь, что мы расстаемся (смеется).

Так что же должна сделать девушка, чтобы вам понравиться?

Просто подойти ко мне и заговорить. В это, наверное, сложно поверить, но я от природы очень застенчивый, и сам часто боюсь делать первый шаг. Но самое главное, что меня подкупает на раз -это чувство юмора и умение девушки меня рассмешить!

Ну и напоследок поделитесь своими планами — чего от вас ждать лет через десять?

Понятия не имею. Если бы мне десять лет назад сказали, что я стану лицом Dolce&Gabbana, судьей на глобальном кастинге моделей для рекламы Martini — я бы не поверил. Но это со мной случилось. Так что, кто знает, что будет дальше. Впрочем, к тому времени мне уже хотелось бы обзавестись семьей. Я очень люблю детей. И собак! Поэтому не удивляйтесь, если увидите меня на детской площадке со сворой отпрысков и щенков!

загрузка...