Карло и Софи: полвека любви

Карло и СофиНачало их романа киношная и околокиношная общественность Италии практически единодушно расценила как «поход налево» с одной стороны и попытку устроить карьеру с другой. В то, что между успешным и богатым кинопродюсером и красавицей из очень бедной семьи может быть настоящая любовь, никто не поверил. А они любили друг друга, в своем творческом и житейском союзе многое пережили и преодолели, обрели семейное счастье и оставались вместе полвека — пока смерть не разлучила их!

Везенье или судьба?

Что было нужно для того, чтобы Судьба обратила на юную Софи Шиколоне свое благосклонное внимание? Не так уж много: быть очень красивой, упорной в стремлении к желанной цели и… хотя бы один раз посидеть с друзьями за бокалом вина в том же ресторане, где ужинает богатый и влиятельный синьор Карло Пой­ти! Эта формула, конечно, не бесспорна, и все-таки…

…Софи Шиколоне появилась на свет 9 сентября 1934 года в римском госпитале для неимущих. Ее мать Ромильда Виллани была провинциальной актрисой; отец, тоже актер, бросил их, когда Софи была еще грудным ребенком.

В детстве, которое прошло в пригороде Неаполя, ее звали «стеккетто» — «жёрдочка» — за высокий рост и худобу. Од­нако уже к 14 годам Софи имела не толь­ко метр семьдесят три роста без шпилек, но и весьма женственные формы. Мило­видная внешность и чарующее обаяние — именно то, что позднее склонит весь мир к ее ногам, — подсказали путь, которым надлежало добиваться успеха: Софи пошла на подиумы конкурсов красоты.

…За два года Софи завоевала несколько престижных титулов, но они, к сожалению, не могли прокормить ее и мать с младшей сестренкой. Нередко бывало так, что у Софи ничего не было на зав­трак, впрочем как и на обед, и на ужин…
В 1950 году Софи участвует в конкурсе красоты в Риме «Мисс Италия». Однаж­ды после очередного конкурсного дня Софи с друзьями сидела за бокалом вина в ночном клубе рядом с древним Колизеем. Неожиданно к столику подошел служащий клуба и передал Софи узкий кон­верт. В нем лежала записка: «Беллиссимо! Жду завтра утром в Чинечитта, в павильоне №13. Карло Понти»…

Доктор Понти

Карло Понти был одним из членов жюри на конкурсе. А еще это был известный кинопродюсер, возглавлявший вместе с знаменитым Дино де Лаурентисом студию «Люкс-фильме», которую заслуженно называли «итальянским Голливудом». .
У него было чутье на таланты и хорошие сценарии. За свой долгий творческий путь Понти выступил продюсером более полутора сотен картин, каждая из которых стала событием в киномире. Понти продюсировал постановку фильмов многих мэтров режиссуры — в том числе и ставших классикой кино: «Доктор Живаго» Д. Лина, «Дорога» Феллини, «Европа, 51» Росселини, «Фотоувеличе­ние», «Забриски-пойнт» и «Профессия — репортер» Антониони, картин Сольдати, Висконти и Дино Ризи.
…Коренастый и плотненький, в доб­ротном костюме и лиловых носках, Карло выглядел как продавец яблок с одной из улиц Милана. Что привлекло в нем шестнадцатилетнюю Софи? Но по ее словам, она влюбилась в него мгновенно. И — навсегда!

Понти сразу заговорил как продюсер: «Я запустил в большое кино много звезд. Синьорина, конечно же, видела фильмы с Алидой Валли, Лючией Бозе, Джиной Лоллобриджидой… Я могу то же самое сделать и для вас. У вас очень интересное лицо, давайте посмотрим, как вы выглядите на экране». И после первых же кинопроб последовал жесткий «совет»: «Укоротить нос и похудеть». Однако начинающая актриса, рискнув так и остать­ся начинающей, собравшись с духом, взглянула Понти в глаза и четко сказала «нет». Точнее, прошептала!
Однако на один компромисс ей пойти все же пришлось. Понти был категориче­ски против ее неблагозвучной фамилии. И тогда на свет появилась Софи Лорен.

«Папа Карло»

В самом скором времени Лорен стала не только подопечной Понти, но и пред­метом самого серьезного увлечения. А с ее стороны было нескрываемое обожание человека, в котором она так неожиданно нашла и старшего друга, и мудрого советчика, и идеального мужчину…

Карло взялся за карьеру Софи реши­тельно и профессионально. Первые четыре года он, как добрый садовник, «взращивал» еще не распустившийся бу­тон, нежно заботясь о том, чтобы этот бу­тон превратился в роскошную розу: он подбирал ей книги для чтения, обучал иностранным языкам, заставлял избавляться от провинциального неаполитанского акцента, прививал благородные манеры, знакомил с влиятельными людьми. И, естественно, обеспечил ей роли в ряде хотя и малобюджетных, но оказавшихся довольно успешными в прокате фильмов. А вскоре после «Африки под морями» и фильма-оперы «Аида», где Софи сыграла главные роли, ее при­знали секс-символом итальянского кино.

Воссоединение сердец.

Они любили друг друга безумно, но на пути к их счастью было, казалось, непре­одолимое препятствие. Карло был женат, воспитывал двоих детей — Алессандро и Гвендалину. По законам католической Италии получить развод было практиче­ски невозможно.

И все-таки он решился: ушел из семьи, фактически став вероотступником, а же­нившись в 1957 году на Софи (по совету адвокатов влюбленные обвенчались в да­лекой Мексике), и изгнанником — воз­бужденное против него уголовное дело о двоеженстве закрыло ему путь в Италию. И все это ради женщины, которая стала его женой, любовницей, Музой…

Что их объединяло? Он — доктор права, сибарит, занявшийся кино ради эмоций, владеющий несколькими языками, пре­красно разбирающийся в литературе, и она — девушка без образования, еще не забывшая свое убогое, вечно голодное детство… Объединяла их Любовь! А про­тив нее ничто и разница в 22 года, и на­смешки за глаза, когда на торжественных приемах появлялся коренастый и заметно лысеющий Понти, обнимая за талию возвышающуюся над ним Лорен!..

А как таинственно и романтично он сделал Софи предложение?!
Последний съемочный день картины «Золото Неаполя» пришелся на день рождения актрисы — ей исполнилось 20 лет. Поэтому у съемочной группы име­лось сразу два повода для праздника. Од­нако Софи не ожидала такого сюрприза, который приготовил ей Карло Понти. Он подошел к ней и вложил в руку не­большую коробочку. Открыв ее и увидев внутри кольцо с бриллиантом, Софи посмотрела на Понти с изумлением, но тот в ответ улыбнулся и молча удалился…

Покоренный мир

Внимание серьезных кинокритиков Ло­рен впервые привлекла ролью в фильме Витторио де Сика «Золото Неаполя» (1954), в котором она попала в родную стихию, сыграв энергичную неаполитанскую лавочницу — обычную женщину из народа, которых она хорошо знала.

А 1955 год был назван годом Софи Ло­рен: она снялась у Ризи, Джанни, Блазетти, Сольдати и по популярности превзо­шла двух главных своих соперниц Сильвану Мангано и Джину Лоллобриджиду. В фильме Блазетти «Жаль, что ты такая каналья…» ее партнером стал мало из­вестный в ту пору Марчелло Мастро-янни. С тех пор они играли вместе почти 40 лет, составив идеальную кинематогра­фическую пару!
…В 1957 году, оказавшись изгнанника­ми, Понти и Лорен перебрались в Аме­рику, где за 15 лет Лорен удалось порабо­тать практически со всеми популярными актерами Голливуда. За роль в саге «Па­дение Римской империи» она одной из первых в мире получила неслыханный дотоле гонорар в миллион долларов.

В 1960 году Софи Лорен сыграла глав­ную роль в фильме «Чочара». Актерская выразительность и органичность Лорен произвели такое впечатление на Американскую киноакадемию, что ей был при­сужден «Оскар» за лучшую женскую роль в фильме на иностранном языке (первый и на долгие годы единственный «Оскар» в истории итальянского кино!).

Софи Лорен стремительно покоряла мир, и надо отдать должное Понти: не­смотря на то, что она была не только его любимой актрисой, но и просто его лю­бимой, его Музой, он, тем не менее, не старался «ангажировать» ее в каждый продюсируемый им фильм. А их союз оказался, если так можно сказать о союзе, основанном на Ее Величестве Любви, — взаимовыгодным. Как вспоминал знаменитый итальянский актер и режиссер Альберто Сорди, «не только Лорен обя­зана Понти своей счастливой судьбой. Благодаря Софи Понти превратился в продюсера международною класса…»
Карло Понти распознал в ней талант, придумал ей имя и с любовью вырастил из подающего надежды «стебелька» рос­кошную розу, а Софи, став звездой миро­вого уровня, отдала ему часть своего «звездного» блеска…

Семейное счастье, или жизнь вне кино.

Их не понимали, им завидовали, над этой «нескладной» парой кое-кто посмеивался. А они жили, любя друг друга и не замечая злопыхательств со стороны.
Как милый Карло баловал Софи! Он от­крыл ей счета в лучших магазинах моды и бутиках Рима и Милана и по нескольку раз в год возил в Париж, чтобы она могла себе купить все, что хотела, у обожаемого ею Кристиана Диора… Начав когда-то с памятного кольца, он сделал традицией отмечать завершение каждой новой работы Софи дорогим подарком. Так продолжалось много лет… И только Кар­ло понимал ее причуды, иногда рискованные. Понимал и — любил!..

…На открытии ночного фестиваля в те­атре Тиволи присутствовали королева Елизавета и герцог Эдинбургский. Карло по этому случаю купил Софи восхити­тельное белое вечернее платье и к нему накидку, отделанную мехом. А для голов­ного украшения Лорен выбрала тиару из горного хрусталя. На приеме кто-то за­метил ей, что надевать тиару в присутствии королевы не подобает. Но Софи не захотела портить прическу и не сняла украшение. И вот гордая упрямица скло­нилась перед королевой в полупоклоне. Елизавета взглянула на нее озадаченно, но ничего не сказала. Зато все газеты не преминули отметить, что теперь в Англии две королевы…
Многие недоумевали, как могла такая блестящая женщина столь долго любить своего внешне неказистого мужа и быть ему верной всю жизнь. А вот друзья, близко знавшие Лорен, ценили в ней совсем другое: целомудрие, скромность и твердость характера. Сама же Софи все­гда говорила, что Карло — всё в ее жиз­ни: друг, продюсер, отец, любовник, муж.

1968-й год принес в их семейство прибавление: Софи родила сына — Карло Понти-младшего, и сразу же стала на­стоящей неаполитанской матерью, заботливой и безумной. Но чего этой ей стоило?! Почти десять лет лечения от бесплодия, десять лет поочередной смены надежды и разочарования. А когда актриса, наконец, забеременела, она, чтобы исключить малейший риск, все девять месяцев (!) провела практически в посте­ли, в комнате без телевизора и радио, с затычками в ушах! Настоящий женский, материнский подвиг во имя новой жизни! А через четыре года Софи совершает еще один подвиг (или, как считали некоторые — безумство!): она родила второго сына, Эдоардо, несмотря на то, что врачи настоятельно советовали прервать беременность, которая могла стоить ей жизни. Муж и дети стали главным для нее, и, может быть, Софи оставила бы артистическую карьеру, если бы не Понти, решительно возражавший против этого.

Звезда навсегда!

Во второй половине 1970-х Лорен все реже появляется в кино, а с 1984 года ее роли становятся и вовсе единичными. В 1979-80 годах она, по совету Карло Пон­ти, опубликовала автобиографическую книгу и выпустила основанный на ней телефильм. В течение последующих лет написала еще одну книгу воспоминаний и основала парфюмерную серию. В 1999 году вышла ее книга «Рецепты и воспо­минания»…
20 сентября 2010 года мировой супер­звезде, актрисе и певице, обладательнице почетных премий всех основных кинофестивалей Софи Лорен исполнилось 76 лет. Неувядающая итальянка, которая по итогам множества опросов признавалась самой красивой женщиной XX века, по-прежнему прекрасно выглядит, сохраняя свое магическое обаяние.

Она утверждает, что добралась до своих лет, так ни разу и не побывав под скальпелем пластического хирурга. Источник своей красоты она видит в генах, здоровом образе жизни и любви к своему мужу и сыновьям. Правда, не так давно Софи раскрыла секрет эликсира вечной молодости: в качестве средств по уходу за лицом она использует розовую воду.

…С нею уже нет ее любимого Карло — он покинул этот мир в январе 2007 года, не дожив всего восьми месяцев до их с Софи золотой свадьбы! Но осталась па­мять о нем, о прекрасно, в любви и взаи­мопонимании, прожитых годах. Остались дети— Алессандро, ставший как и отец, кинопродюсером, Гвендалина, вы­бравшая поприще адвоката, Карло Понти-младший — дирижер Венского орке­стра, Эдоардо — актер и кинорежиссер, — составляющие сегодня счастье Лорен, теперь уже связывающей свои мечты с внуками.

Кино, где блистала для нас Софи Лорен, для самой Софи лишь часть жизни. Она прежде всего женщина, супруга и мать — и это было главным для нее всегда: «Если бы мне предложили сниматься в самом лучшем, в самом важном в мире фильме, который, однако, мог бы причинить хоть какой-нибудь вред моей личной жизни — супруги или матери, я бы ответила: нет уж, спасибо. Потому что кино — это кино, а жизнь — это моя жизнь». И жизнь ее оказалась неразрывно связана с Карло Понти. Они на самом деле могут называться счастливыми, ведь они подарили друг другу полвека любви!

загрузка...