Софья Палеолог

Софья Палеолог

Софья Палеолог

Точная дата ее рождения неизвестна. В возрасте примерно лет пяти-семи ей довелось пережить ужас разгрома Константинополя войсками турецкого султана, гибель дяди -последнего византийского императора Константина XI. Спасаясь от турок, ее отец, брат Дэратора Фомо Палеолог, вместе с детьми бежал в Рим, под защиту папы римского.
Через девятнадцать лет, в конце июня 1472 года из Рима в Москву отправилась торжественная процессия: на свадьбу с великим князем московским Иваном III ехала византийская принцесса Софья Палеолог — женщина, которой суждено было сыграть важную роль в исторических судьбах России.

Ошибка папы римского

В 1465 году Фома Палеолог скончался. Образование и воспитание царственных сирот — братьев Андрея и Мануила и их младшей сестры Софьи — было поручено кардиналу Виссариону Никейскому. Особое внимание он уделял европейским католическим традициям и, называя Со­фью «возлюбленной дочерью Римской Церкви», настойчиво внушал, что она во всем должна смиренно следовать принципам католицизма.
В 1468 году в окружении папы римско­го созрела мысль выдать Софью за не­давно овдовевшего московского государя Ивана III. Ватикан предполагал этим браком убить двух зайцев: во-первых, рассчитывал, что великий князь Моско­вии теперь может согласиться на унию церквей и подчинится Риму, а во-вторых, станет могущественным союзником в борьбе против турок. И влиянию буду­щей жены на великого князя отводилась решающая роль.

Надо признать, что дипломатическая «игра» по организации брака с московским государем была тщательно задумана и блестяще исполнена. Вот только результат эта операция принесла прямо противоположный задуманному!

Иван III не намеревался ни воевать за «наследство» с турками, ни тем более соглашаться на унию. И самое главное: став великой княгиней, Софья Фоминишна (так ее стали величать на Руси) не оправ­дала надежд папского престола на подчинение России Ватикану. Она не только не способствовала окатоличиванию Руси, но и выгнала сопровождавшего ее кардинала, а все отведенные ей годы жизни верно служила православию и Русской Державе.

Софья в глубине души была глубоко православной. Она умело скрывала свою веру от могущественных римских «покровителей», которые не оказали помощи ее родине, предав ее иноверцам на разорение и гибель.

Путешествие. Встреча. Венчание

Междинастические браки — дело непростое, сватовство затянулось на целых три года. Наконец, в январе 1472 года Иван III отправил посольство в Рим за невестой. А в июне того же года Софья тронулась в путь с почетной свитой и папским легатом Антонием. По католической традиции, легат впереди шествия нес латинский крест, чем немало волновал население Московии. Чтобы не создавать лишних дипломатических и политических проблем, крест у легата аккуратно… выкрали, и подбросили в его покои уже в Москве, через несколько дней после венчания…
И вот — Москва! Великий князь и принцесса впервые увидели друг друга воочию и — никто не разочаровался!

По представлениям того времени, Софья считалась уже немолодой женщиной (ей было лет 25-27), но она была очень привлекательна, с удивительно красивыми, выразительными темными глазами и нежной матовой кожей, что на Руси считалось признаком великолепного здоровья. Принцесса была среднего роста и несколько полновата (на Руси это называлось дородностью и записывалось в плюсы слабому полу), но отличалась статью, достойной представительницы гордого рода византийских басилевсов. А еще (и это, может быть, самое главное) — принцесса обладала острым умом и, как бы мы сейчас сказали, государственным мышлением. Но это проявится чуть поз­же, а пока принцесса, стоя на пороге хра­ма, где будет проходить венчание, смот­рит на своего суженого. Великий князь был еще молод, всего 32 года, и хорош собой — высок и красив. Особенно замечательными были его глаза, «грозные очи»: летописец говорит, что, когда князь гневался, женщины падали в обморок от его взгляда!
Митрополит Филипп совершил обряд венчания, русская державная власть породнилась с византийской императорской…

Приданое принцессы

Приданое представительницы рода византийских басилевсов оказалось весьма значительным. И речь не о злате-серебре, хотя и его было достаточно — племянница императора отнюдь не была бедной. Главное в приданом принцессы было то, что невозможно измерить в деньгах — ни тогда, ни пять столетий спустя!
После венчания Иван III принял в герб византийского двуглавого орла — символ царской власти; поместил он его и на свою печать.

В подклете каменной Богородице-Рождественской церкви на Сенях (домовой церкви московских великих княгинь) было надежно укрыто от пожаров, регулярно вспыхивавших в Москве, бесценное сокровище, прибывшее в свадебном поезде Софьи — «Либерия», огромное собрание древних книг и манускриптов (больше известное как легендарная «библиотека Ивана Грозного», поиски которой идут вот уже больше трех столетий). «Либерия» включала в себя греческие пергамента, латинские хронографы, древневосточные манускрипты; о бесценности ее говорит хотя бы то, что там были неизвестные нам поэмы Гомера, сочинения Аристотеля и Платона, Овидия и Вергилия и даже уцелевшие книги из знаменитой Александрийской библиотеки!

В подарок мужу Софьей был «преподнесен» роскошный трон, деревянный остов которого был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы (он известен нам как трон опять-таки Ивана Грозного, и ныне он — самый древний в кремлевском собрании).

Софья привезла с собой и несколько православных икон. Очень редкая икона Божией Матери «Благодатное Небо» была определена в иконостас кремлевского Архангельского собора, а с привезенного ею образа Нерукотворного Спаса в XIX веке художник Сорокин писал образ Гос­пода для храма Христа Спасителя. Этот образ чудом сохранился до наших дней. В кремлевском соборе Спаса на Бору и сегодня на аналое можно видеть еще одну икону из приданого принцессы Софьи — образ Всемилостивого Спаса.

«Царевна царьгродская, великая княгиня…»

А дальше для Софьи началась новая жизнь — жизнь великой княгини московской, и участие в больших и малых государственных делах. И сотворенное ею на этом поприще заслуживает весьма высокой оценки — потому что даже борьба за власть ее была направлена на укрепление власти государя единой и неделимой Руси.
Софья принесла с собой свои представления о дворе и могуществе власти, и многие московские порядки пришлись ей не по сердцу. Ей не нравилось, что боярское окружение ведет себя слишком вольно со своим государем. Что русская столица по­строена сплошь из дерева, даже государе­вы хоромы в Кремле, а крепостные стены обветшали. И Софья Фоминишна, засучив рукава, взялась за дело.
Ее энергичности и целеустремленности можно только позавидовать — особенно если учесть, что она стала, говоря современным языком, еще и многодетной матерью, родив великому князю девятерых детей!..

Стараниями Софьи дворцовый этикет стал напоминать византийский. С разрешения великого князя она завела собственную «думу» из членов свиты и устраивала на женской половине великокняжеских палат настоящие дипломатические приемы иностранных послов и гостей, ведя с ними разговоры «величаво и ласково». Для Руси это было неслыханное новшество. Иван III под влиянием Софьи изменил и обращение с придворными: стал держать себя недоступно и требовать особого почтения.
С именем Софьи Палеолог связано, по преданиям, и возведение некоторых новых кремлевских храмов, велика ее за­слуга и в перестройке Кремля.
Иван III и сам чувствовал необходимость создания из великокняжеской резиденции настоящей цитадели — неприступной в военном отношении и велико­лепной в архитектурном. Последним толчком к этому стало обрушение Успенского собора, возводившегося псковскими мастерами.

Софья посоветовала мужу пригласить итальянских архитекторов, которые тогда считались лучшими в Европе. Их творения могли сделать Москву равной по красоте и величественности европейским столицам и поддержать престиж московского государя, а также подчеркнуть преемственность Москвы не только Второму Риму (Константинополю), но и Первому. Возможно, именно Софья подсказала мужу пригласить Аристотеля Фиораванти, который был на своей родине знаменит как «новый Архимед». Архитектор на предложение великого князя с радостью согласился.

Последствиями этого приглашения ста­ли новый Успенский собор, знаменитая Грановитая палата и новый каменный дворец на месте прежних деревянных хором.
Не все знают, что знаменитого архитектора в Москве ждал и особый, секретный заказ — исполняя его, Фиораванти со­ставил генеральный план нового Кремля с многочисленными подземными ходами, галереями и тайниками. И совсем не- многие знают, что талантливый итальянец выполнил и еще одну — как оказалось, чрезвычайно важную для Руси задачу: именно он фактически создал русскую полевую артиллерию!

«Не хочу быть данницей татарскою…»

Сейчас, с высоты прошедших столетий, мы видим, что практически вся деятельность Софьи была направлена на благо Руси, на укрепление ее внешнеполитического положения и внутренней стабильности. Многие же современники Софьи (в основном, из родовитых бояр) не любили великую княгиню — за ее влияние на Ивана III, за перемены в московской жизни, за вмешательство в государствен­ные дела. Надо признать, муж ее оказался мудрее этих «многих», и очень часто следовал советам Софьи. Возможно, дело было в том, что, как отметил известный историк В.О. Ключевский, искусные советы Софьи всегда отвечали тайным намерениям ее мужа!

Яркий пример полезного вмешательства Софьи — окончательное освобождение Руси от монголо-татарского ига: учитывая жесткий характер византийской принцессы, можно предполагать, что ее решительная позиция повлияла на решение Ивана III.

…В Москву прибыл посол хана Золотой Орды Ахмата с ультиматумом о немедленной выплате дани, и для Ивана III наступил момент истины или подчинение — или война. По преданию, в самую критическую минуту Софья, настаивавшая на отказе от выплаты дани ордынскому хану, заявила колеблющемуся государю: «Я отказала в руке своей богатым, сильным князьям и королям, для веры вышла за тебя, а ты теперь хочешь меня и детей моих сделать данниками; разве у тебя мало войска?»

На следующей встрече с послом великий князь демонстративно разорвал ханскую грамоту, а посла приказал гнать. Из школьного учебника истории мы помним, что после великого «стояния на Угре» татары развернули свое войско и от­правились восвояси.
Ненавистное иго кончилось…

Немалую роль в том, что татары так и не решились на генеральное сражение, сыграла… русская артиллерия под командованием Аристотеля Фиораванти, дважды разметавшая татарскую конницу, пытавшуюся переправиться через реку и вступить в бой.

Кто взойдет на трон?

Непросто пришлось Софье, когда ее недоброжелатели из великокняжеского окружения перешли в наступление. Когда сын Ивана III от первой жены, Иван Молодой, заболел подагрой, Софья выписала для него из-за границы лекаря. Вроде бы и болезнь не смертельная была, и лекарь знатный — однако, Иван скоропостижно скончался. Лекаря казнили, а про Софью по Москве поползли нехорошие слухи: мол, она отравила наследника, чтобы своему первенцу, Василию, расчистить путь-дороженьку к трону.
Над головой Софьи стали собираться грозовые тучи. У Ивана III от старшего сына остался внук Дмитрий, «опекаемый» его матерью Еленой Волошанкой и боярами, от Софьи же у него был старший сын Василий. Кому из них должен был достаться престол?.. В 1497 году не­други княгини нашептали великому князю, будто Софья хочет отравить его внука, ее тайно посещают ворожеи, готовящие ядовитые зелья, и что даже сам Василий участвует в заговоре. Иван III принял сторону внука, арестовал Василия, ворожей велел утопить в Москве-реке, а жену от себя удалил. Через год он венчал внука в Успенском соборе как наследника престола.

Однако недаром все современники Софьи считали ее женщиной «ума вы­дающегося и сильной воли»… И интриги она плести умела не хуже своих тайных и явных врагов: менее двух лет Софья и Василий были в опале. Бывшая принцесса сумела добиться падения Елены Волошанки, обвинив ее в… приверженности ереси (доказать свою невиновность при таких обвинениях очень проблематично). Святой инквизиции на Руси не было, еретиков на кострах не сжигали, поэтому Иван III просто посадил Елену и внука в темницу, где они и провели остаток своей жизни. В 1500 году великий князь и государь всея Руси нарек Василия законным наследником престола.

«Царица царьгородская, великая княгиня московская Софья Фоминишна» победила. Кто знает, по какому пути пошла бы русская история, если бы не Софья!
7 апреля 1503 года Софья Палеолог скончалась. Со всеми положенными ей по титулу почестями она была похоронена в великокняжеской усыпальнице Вознесенского женского монастыря в Кремле.

загрузка...