Леонид Парфенов и Елена Чекалова

Леонид Парфенов и Елена ЧекаловаОн родился 26 января 1960 года в Череповце. В 1982 году окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета им. Жданова. На тот момент он был уже устоявшейся личностью, журналистом, его статьи печатали в «Правде», «Огоньке», «Московских новостях». Работал на Вологодском ТВ.

Она окончила филологический факультет МГУ. Преподавала русский язык для иностранных студентов в геологоразведочном институте. Позже заинтересовалась журналистикой и с головой окунулась в нее. В 1985 году начала работать в газете «Советская культура». Стала известна как кино- и телекритик.

В 1987 ОНИ поженились: Леонид ПАР­ФЕНОВ, только начинавший свою карьеру на ЦТ, и Елена Чекалова, которая писала в то время критические статьи в еженедельнике «Московские новости» — то есть, критиковала супруга по долгу службы. Как раз в то время Парфенов вместе с Андреем Разбашем снял свой первый документальный фильм «Дети XX съезда» о поколении шестидесятников.

Елена стала для него не только надежной опорой в делах семейных, но и советчицей, и помощницей, а также взвалила на свои плечи непростую задачу — занялась формированием стиля телеведущего, оставаясь при этом в тени. Парфенов в личной жизни человек очень закрытый — на светских ме­роприятиях его легче встретить в компании коллег-телевизионщиков, чем вместе с женой. Хотя именно жене он во многом обязан тем образом лощеного денди, к которому все привыкли еще со времен «Намедни».

В 1988 году у них родился сын Иван, а в J 993 — дочь Маша. Сын учился в Англии, в Германии, там окончил школу, затем Миланский экономический университет. Дочь учится в Италии, собирается работать в ресторанно-гостиничном бизнесе. В 1990 году супруги выпустили книгу «Нам возвращают наш портрет: Заметки о телевидении», которая вошла в обязательную программу курса «Основы тележурналистики» и где впервые была сформулирована идея проекта «Старые песни о главном».

После этого Елена завязала с телекритикой и переключилась на тихие семейные радости вроде воспитания детей и кулинарии. Готовить полюбила с юности, увлечение вылилось в новую профессию: когда ей предложили вести рубрику «Еда» журнала «Коммерсантъ Weekend», она с радостью согласилась. Едва ли не каждый выпуск рубрики живо обсуждался кулинарным сообществом — главным образом потому, что Елена умело кромсала традиционные рецепты так, что от оригинала не оставалось практически ничего.

С 2009 года она ведет 4-минутную рубрику «Счастье есть» в программе Первого канала «Доброе утро». А в марте 2010 года стала ведущей полноценной программы Первого канала «Счастье есть!».

Бесчисленные поклонницы Леонида Парфенова, узнав правду о семейной жизни кумира, недоумевают в своих блогах: как же так, почему супруга самого стильного телеведущего — не эфемерная блондинка, а вполне земная женщина с кастрюлей борща? А он ласково называет ее «Кыся» и подтверждает старую истину, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок.
Она обожает французскую и итальянскую кухню, но первой освоила грузинскую. Любит путешествовать, а заодно учится готовить у шеф-поваров разных стран, собрала огромную коллекцию рецептов.

Леонид впечатлил ее еще до того, как она его увидела. В то время она вела телевизионную колонку в газете «Советская культура». Подруга — преподаватель курсов повышения квалификации работников телевидения — периодически показывала работы своих слушателей — журналистов. И вот среди этих работ Елене попалось совершенно удивительное сочинение какого-то мальчика из Череповца о группе «Аквариум», о Борисе Гребенщикове. Поразил потрясающий, нешаблонный стиль-легкий, веселый, раскованный. Однажды, когда у Елены дома собралась очередная компания, подруга пришла с Леней. Они познакомились, она заказала ему какой-то материал, Он написал, потом были другие статьи…

«Когда я впервые попал к тебе в гости, меня настолько поразили необыкновенные ароматы, доносящиеся из кухни, что мне сразу захотелось остаться в твоем доме навсегда», — признавался впоследствии Леонид своей жене Елене.
Когда они подружились, он как-то сказал: «Я могу показать тебе Петербург, какого ты не знаешь». Она согласилась. Это был Петербург Леонида Парфенова, который включал в себя и Гоголя, и Достоевского, и Пушкина, и еще многих замечательных людей, но плюс к этому были и различные кафе, и клубы, где собирались рок-музыканты, и какие-то неизвестные парки, дворики, переулки, каналы… Это был его мир, его жизнь. Она была ошарашена. И поняла, что… влюбилась в него. Он был какой-то особенный: с одной стороны, очень естественный в общении, с другой — ироничный, с европейским изыском, в общем, совершенно несоветский человек… После поездки в Питер стали переписываться и при первой же возможности звонить друг другу.

Однажды он приехал неожиданно, без предупреждения, с цветами: «Знаешь, я хотел сказать тебе одну избитую фразу: «Давай поженимся». И добавил: «Не знаю только, имею ли я на это право, ведь мне особо нечего тебе предложить». Они были молоды, и ни у кого из них ничего не было. А серьезная работа только начиналась…

Они такие разные — по стилю, по характеру, по темпераменту. Она такая домашняя, открытая. Он человек закрытый, отстраненный. Он считает, что рассказывать кому-то о себе, о своей жизни — дурной тон. Она — рассказывает. Что же касается характера, тут все наоборот — он гораздо более вспыльчивый человек. Она может любую конфликтную ситуацию спустить на тормозах, он так не может. Многие, кто работают с ним, знают его вспыльчивость, а зачастую и резкость. Но также всем известно, что эти всплески у него быстро про-^ ходят. Конечному них был период адаптации характеров. В чем-то они не понимали друг друга, ссорились, давило безденежье и неустроенность. Постепенно оба поняли, что совместная жизнь, если, конечно, хочешь, чтобы она была долгосрочной, это череда компромиссов и взаимных уступок.
Они женаты уже двадцать четыре года, и это практически союз старосветских помещиков: он все крепчает под запах, доносящийся с собственной коптильни, шум миксера, звон столовых ножей и стук шампуров.

загрузка...