Жизнь Юрия Никулина

Юрий Никулин

Юрий Никулин

Один анекдот из огромной коллекции Юрия Никулина как нельзя лучше характеризует его личную жизнь в юности: «Идут два друга по весеннему городу. Один другому говорит: «Смотри, мне вон та красивая девушка улыбнулась!» Тот отвечает: «Ну и что? Я тоже, когда впервые тебя увидел, чуть не лопнул от смеха!» Какие уж тут мечты о великой любви…

Вот это номер!

После пяти лет кровопролитной войны люди особенно остро жаждали радости и смеха. Московский цирк находился на пике славы. Тамошний любимец публики — клоун Карандаш — загонял своих помощников, молодых Никулина и Шуйдина, в поисках новых идей. Те отыскали в конюшнях при Тимирязевской академии смешную лошадку по кличке Лапоть — туловище у неё было, как у нормальной лошади, а ножки аномально коротенькие и кривенькие. Занимавшиеся там конным спортом студентки покатились со смеху, когда Никулин взгромоздился на Лаптя и попробовал проехать -его длинные худые ноги волочились следом по земле. «А вы чем занимаетесь в цирке?» -спросила, хохоча, самая красивая и смелая. «Приходите, увидите!» — без тени улыбки в ответ пригласил несуразный наездник, откровенно залюбовавшись на миниатюрную Танечку.

Она пришла, цирк был переполнен, её посадили на прожектор — неудобно, зато всё видно как на ладони, но сколько ни смотрела, нового знакомого на арене не заметила. «Может быть, он из администрации? Ведь и на артиста-то не похож», — рассуждала Татьяна. Вдруг вышел Лапоть, под уздцы его вёл сам Карандаш. Он зазывал зрителей покататься на чудо-лошадке. Распихивая впереди сидящих, на арену буквально вывалился гражданин в явном подпитии и принялся бегать за Лаптем, размахивая руками и теряя ботинки. Таня Покровская — девочка из хорошей семьи, отличница, комсомолка, спортсменка и просто красавица, вспыхнула от стыда, узнав в нём пригласившего её мужчину. А через секунду испытала новый шок. Флегматичный Лапоть словно сошёл с ума, скинул Никулина и бил его копытами, пока дюжие работники арены не оттащили его от окровавленного месива, в которое превратился Юрий. Представление было сорвано, зрители разошлись, жалея молодого талантливого клоуна. «Клоун?» — снова залилась краской стыда Таня, ей стало совестно, что она приняла Никулина за алкаша, сумевшего пройти в цирк. «И зачем мы только показали этого злосчастного Лаптя!» — терзалась она, мчась за каретой «Скорой помощи». Она не отходила от Никулина в «Склифе», пока врачи не убедили её, что.его жизни не угрожает опасность: «Купите лошади килограмм сахара, ударила бы всего на сантиметр выше, спасать было бы некого! А так — жить будет, перелом ключицы, сломанные рёбра, сотрясение мозга…»

Таня навещала Юру каждый день, приносила домашнее печенье, познакомилась с его мамой, хохотала над анекдотами, которые сыпались из него как из рога изобилия… Сразу после выписки они отправились в загс.

На вторых ролях

Жить с клоуном оказалось не так уж весело. Об успехе, который принесёт Юрию Владимировичу кинематограф, он ещё только мечтал. 50-е годы для семьи Никулиных — это мизерная зарплата, комнатка в коммуналке, постоянные гастроли по городам и весям. Но велика сила любви, Татьяна никогда не укоряла его, что в доме шаром покати, зато друзей-приятелей целый воз. Всегда ухитрялась накормить вечно голодную актёрскую братию кашей из топора. Хохотала над шутками Юры заливистее всех, хотя слышала их уже сотни раз. Да что там анекдоты, каждое слово супруга она принимала с радостью. Сказал: «Я не хочу расставаться с тобой ни на минуту!», и она бросила учёбу в академии, стала артисткой цирка — «подсадной уткой» на представлениях мужа. Благодаря поддержке супруги из помощника Карандаша Никулин быстро вырос в артиста с собственным именем. Ездила с ним на гастроли, даже на последних сроках беременности. Первые воспоминания сына Максима — запах кулис, лай цирковых собачек…

Когда ей предложили главную роль в картине «Гусарская баллада», которой было суждено стать классикой кино, она, не раздумывая, отказалась. Режиссёр негодовал: «Как же так?! Вы идеально нам подходите! Вас ждёт слава, поймите вы!» Опытная наездница, где такую найдёшь среди киноактрис? Хороша собой, и при этом озорной мальчишеский типаж. «Съёмки далеко, я не могу оставить мужа…» Жалела ли потом, когда видела Ларису Голубкину в своей роли? И тени сожаления не мелькнуло ни разу. Приоритеты в её жизни были расставлены раз и навсегда — семья превыше всего, и хранительница очага — она…

В 1958 году Никулину предложили пройти пробы на эпизодическую роль в фильме «Девушка с гитарой», он и обрадовался, и испугался, ведь ни один актёрский вуз его не принял — не фотогеничная внешность, не герой, клоун какой-то. Вдруг опять не по­везёт? В тридцать шесть такой удар будет больнее, чем в молодости… И тут хрупкая Танечка впервые проявила железный характер, недаром объезжала самых строптивых коней. Она ходила вокруг Юры кругами и ну-дела одно и то же: «Сходи! Сходи, Юрочка, это же не к тиграм в клетку… Просто сыграй самого себя». Интуиция Татьяны сработала на все сто процентов! Основным амплуа Никулина стало играть простого человека из народа, смешного, порой нелепого, вечно попадающего в несуразные ситуации. Его популярность росла от фильма к фильму, образ Балбеса («Самогонщики», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница») из ставшей знаменитой тройки Трус, Балбес и Бывалый оказался самым любимым — из-за обаяния и жизнерадостности Никулина, Сценарий «Бриллиантовой руки» уже писали специально под него. А так как все уже были в курсе, что он не мыслит себя без семьи, то заранее запланировали роли для его жены и сына: Татьяна сыграла экскурсовода по Стамбулу, а Максим — это тот самый мальчик-рыбак, который «шёл по воде». Фильм побил все рекорды популярности, Никулин-клоун уступил место Никулину-актёру. Как-то московская труппа приехала на Украину, очередь в кассу словно тугие кольца змеи обвивала здание цирка. Юрий Владимирович шёл к служебному входу, вдруг из толпы выбежала какая-то женщина: «Никулин?» — «Да…» — «Ну и всё, больше мне билет не нужен, я вас увидела!»

Единица доброты — один Никулин

Юрий Владимирович был истинно народным артистом. При этом он не заразился «звёздной болезнью», напротив, его известность стала для него способом помогать людям. Устроить сынишку билетёрши в хорошую больницу, выбить молодым гимнастам квартиру, отправить пожилого дрессировщика на дорогой » курорт — Никулина даже просить не надо было, он помогал по зову души. А его так любили в стране, что отказа он не знал. Когда в 1982 году освободилась вакансия директора цирка, стоит ли говорить, кого хотели видеть на этом месте сослуживцы? Никулин сомневался, по силам ли окажется ему руководящая должность. «Знаешь, Юрочка, — сказала ему жена, — мне порой кажется, что ты — волшебник.

Если людям ты нужен, значит, ты должен…» В рекордные четыре года новый директор построил новое здание цирка на Цветном бульваре. После триумфального открытия площадь вокруг была просто усыпана стаканчиками из-под мороженого. Никулин не устроил разнос подчинённым, не уволил дворников, один звонок директору хладокомбината — и в Московский цирк с того случая поставляют мороженое исключительно в вафельных стаканчиках, а сам «главный по мороженому» моментально пополнил ряды друзей Никулина. Это и был стиль работы Юрия Владимировича — не приказы раздавать, не давить на людей, не вступать в конфликты, а решать проблемы силой собственной харизмы.

Если сборная СССР по футболу перед ответственным международным матчем приезжала на представление в цирк, победа была обеспечена. Никулин и для них стал талисманом, добрым волшебником, а его собственной феей оставалась жена. Они по-прежнему проводили всё свободное время вместе, ни разу не ездили в от­пуск раздельно. Он продолжал советоваться с ней по каждому вопросу: «Девочка, а что ты думаешь по этому поводу? Поедем туда-то, девочка, что ты скажешь?»

Она никогда не произнесла о муже худого слова, хотя сплетни и слухи при его популярности, разумеется, не могли обойти его стороной, как и преследования со стороны влюблённых поклонниц. Он и в молодости не блистал красотой, но слава делает привлекательным любого мужчину. Письма с признаниями в любви, цветы под дверью, исписанные стены в подъезде — через всё это прошла и супружеская пара Никулиных. Юрий Владимирович был вынужден перестать ходить в магазины, хотя всегда помогал жене по хозяйству. Доходило до курьёзов. Как-то во время утренней прогулки с ризеншнауцером Федькой (в доме всегда жили собаки, но ризены стали любимой породой семьи) Никулины заметили, что за ними движется стай­ка женщин. Автограф не просили, комплиментами не сыпали, настроены были явно недружелюбно. Убыстрили шаг, дамы побежали следом. Влетели в подъезд, вслед донеслось: «Танька, мужа выпусти! Сама попользовалась, дай нам попользоваться!»

Злые языки приписывали ему романы с Натальей Варлей, Людмилой Гурченко, наездницей Гитаной Леонтенко. Желающих опубликовать неизвестные подробности из жизни великого комика до сих пор немало. Недавно одно книжное издательство предложило вдове Никулина издать откровенные мемуары за сумму, которой хватило бы и внукам. Но Татьяна Николаевна хранит верность своему принципу -семья превыше всего, а значит, всё, что в ней происходит, касается только её членов. На все вопросы о 47 годах совместной жизни с Никулиным она отвечает: «Я ни одной черты не изменила бы в своём муже. Я прожила с ним нелёгкую, но потрясающе счастливую жизнь, потому что провела её с любимым человеком».

загрузка...