Интервью стриптизеров

Интервью стриптизеровМы выяснили у 5 стриптизеров, зачем на самом деле нужна двуспальная кровать, какой косметикой они пользуются и что делать, если на вечеринку пришла ваша первая учительница.

Стриптиз. Начало

Кем вы мечтали стать в детстве и что привело вас в клуб?

Артем: Все мальчики мечтают об одном и том же: пожарные, космонавты, военные. Но, как говорится, мы предполагаем, а жизнь располагает. Родители всегда говорили, что я выберу немаркую профессию. Так и получилось. Лет с 13 я танцевал в клубах. Начинал в своем родном городе Мурманске, а когда добился ощутимых результатов, решил перебраться в столицу. Рассчитывал-то. я, конечно, на другую работу, но найти хорошее место не удалось, а возвращаться с пустыми руками я не хотел, И вот я здесь.

Станислав: А у меня история намного романтичнее. Я мечтал стать врачом, но познакомился с девушкой, которая работала стриптизершей. Что происходит за стенами клуба, я не представлял и, чтобы не мучиться сомнениями, сам устроился туда. Мне казалось, что, если мы будем рядом, я смогу сохранить нашиотнощения. Но се-ля-ви. Мы все равно расстались. А поскольку работа оказалась интересной и приносила стабильный доход, я не стал ее бросать Тем более что по образованию я хореограф.

Дима: Я, как и Станислав, хотел стать врачом, а именно стоматологом. Не помню, чем эта профессия меня так зацепила. Но потом начались биология и химия — предметы, которые мне никак не давались, — и о детской мечте пришлось забыть. Но и о работе в клубе я тогда не думал, просто танцевал на дискотеках. Как то раз ко мне подошла девушка и спросила: «Ты что, стриптизер?» И я решил: «А почему бы и нет?»
А в Москве я оказался по приглашению друзей. Сам я из Белоруссии. Здесь много моих земляков.

Анатолий: Москвичи редко приходят в эту профессию, считают, что быть стриптизером ниже их достоинства. Я тоже приезжий, вырос в Туле. Мой отец служил во флоте, и, конечно же, все детство я грезил о подводных лодках, представлял себя как минимум маршалом, а не на сцене, полуобнаженным. Но жизнь распорядилась иначе. Я начал подрабатывать моделью. Постоянно мотался с конкурса на конкурс. На одном из них было задание: прочитайте стихотворение, спойте… А я станцевал стриптиз. И пошло-поехало.

Антон: Я только к подростковому возрасту определился, кем хочу быть. Занялся легкой атлетикой, но получил травму. Дорога в большой спорт для меня была закрыта. На занятиях в качалке я познакомился с ребятами. Они-то меня и притащили в клуб. Сначала не хотели брать, потому что я был хоть и накачанным, но по сравнению с ними миниатюрным. Думали, что не понравлюсь. Но я приглянулся. Дело происходило в Волгограде. А потом знакомый позвал меня в Москву. Я посмотрел шоу и согласился. Уровень номеров здесь намного выше. Это не раздевание, а интересная хореографическая постановка, поэтому я не считаю себя стриптизером. Я артист балета. Моя цель — набраться опыта и вернуться обратно. Плюс я зарабатываю деньги, чтобы мои родители ни в чем не нуждались.

Я как раз хотела спросить, рассматриваете ли свою работу как постоянную? Какое может быть развитие в этой области?

Артем: Сначала вы работаете танцором, потом менеджером по залу, дальше — помощником арт-директора, арт-директором, ну а выше только владелец клуба. Но у нас все пытаются реализовать себя в чем-то еще.

Анатолий: Я вот хочу заняться бизнесом. Думаю, что это будут продажи одежды или ресторан.

Дима: Ресторан — это тема. Я бы тоже хотел открыть какое-нибудь заведение. Но не перестал бы выходить на сцену. Мне было бы интересно танцевать для себя.

Как-то не укладывается в голове. Вы становитесь генеральными директорами каких-ни­будь ООО, после рабочего дня садитесь в крутую тачку и мчитесь в клуб, чтобы предстать неглиже перед своими подчиненными. Так?

Станислав: И что? Я знаю людей, занимающих хорошие посты, правда, не в России, а в Белоруссии, которые танцуют по клубам. Внимание, которое вы получаете, стоя на сцене, крики, взгляды, аплодисменты — все это действует как наркотик. Где еще можно получить такие эмоции? Кто-то кайфует от вязания, а кто-то от стриптиза.

Сказать родным, что вы занимаетесь бисероплетением, нетрудно. А о том, что вы обнажаетесь перед публикой… Как относятся к вашей работе близкие, друзья, настоящие брутальные мужики?

Артем: Друзья были в курсе. И как ни странно, все хорошо отреагировали. Парням казалось, что у меня много девушек и денег. Родители же никогда не лезли в мою жизнь, поэтому я не стал им сообщать. Мама сама увидела меня по телевизору. И тоже восприняла все адекватно. В свое время она сказала мне: «Не важно, кем ты работаешь, главное — сохранить себя». Я сначала пропустил ее напутствие мимо ушей, а сейчас наконец-то понял, что она имела в виду.

Анатолий: И моя мама не закатывала истерик, а вот отец… Помню, он спрашивал меня: «Куда собрался?» Я отвечал: «Танцевать». — «Голым, стриптиз?» — и дальше следовала непередаваемая игра слов, И только когда я начал прилично зарабатывать, он стал мной гордиться. Но тут, наверное, сыграл роль еще и тот факт, что днем я работаю в офисе.

Антон: Мне было проще, потому что я активно выступал, еще живя в Волгограде. Это было красочное шоу. Моя сестра ходила его смотреть, я записывал видео, ставил его дома. Все были в восторге. Даже друзьям-бодибилдерам нравилось. Они тут же переняли некоторые элементы для выступлений на соревнованиях.

Про любовь

Родителей я понять могу. А девушке, с ко­торой вы познакомились на улице, вы скажете?

Дима: Мы редко знакомимся с девушками вне клуба. Общения и так хватает. Но если чисто гипотетически, то да. Лучше пусть услышит от меня, чем потом от третьих лиц. У каждого человека должен быть выбор. Вдруг у нее какие-то табу.

Антон: А я бы не стал ее шокировать: «Привет! Я Тоха. Я стриптизер». Если бы разговор зашел на эту тему, то, конечно, открыл бы правду. Я не вижу ничего позорного в своей работе. Да, ее окружает масса стереотипов, но девушка может всегда заглянуть в клуб, посмотреть, чем я занимаюсь. Женщины идут сюда за настроением, здесь спокойно и весело. Посудите сами, в любом другом месте к вам будут клеиться. А тут: хочешь внимания — ты его получишь, не хочешь — сиди одна. Никто тебя пальцем не тронет.

Станислав: Антон сейчас сказал очень правильную вещь. Я не раз сталкивался с тем, что нас неправильно воспринимают. Некоторые люди почему-то считают, что раз мы хорошо двигаемся, значит, мы геи. Нет, мы — гетеросексуалы. Есть еще мнение, что за деньги мы можем все. Но у нас свои принципы. Я пять лет встречаюсь с одной девушкой и никогда ей не изменял.

Как бы вы отнеслись к обратному варианту: моя девушка — стриптизерша? Только честно.

Артем: Дело не в профессии. Вести себя некрасиво могут не только девушки-стриптизерши.

Антон: Мы варимся в одном котле. Нам не нужно что-то друг другу доказывать, поэтому такие союзы встречаются часто. Хотя у женского стриптиза своя специфика. Девушка берет, во-первых, лицом и телом, во-вторых, ухоженностью, а уже потом танцем. У нас же все сложнее. Никто не будет любоваться парнем, идеал мужской красоты сильно размыт, поэтому мы делаем эффектные номера.

Есть ли в клубе семейные?

Станислав: Я вроде бы видел у некоторых ребят обручальные кольца. На самом деле не важно, чем человек занят. Любая работа-это социальная маска. В офисе он весь из себя, аза пределами его позволяет себе все что угодно. Мы же на работе такие плохие парни, а дома ведем себя тише воды, ниже травы.

Верите ли вы в серьезные отношения с клиентками?

Артем: Конечно! Столько примеров… Свадьбы играют. Правда, бывает, что мальчики возвращаются.

А какие мужчины сейчас в моде? КакТом Круз? Как Бен Аффлек?

Станислав: Моды как таковой не существует, потому что наш клуб открьл для женщин от 18 и до плюс бес­конечности. Разве может вам и вашей маме нравиться один типаж? Принцип как раз обратный: мы берем индивидуальностью, потому что кто-то предпочитает накачанных, кто-то — просушенных. Одни девушки приходят потанцевать, и им нужен тусовщик. Другие — пообщаться и хотят видеть рядом с собой того, кто сможет поддержать интеллектуальную беседу.

Приходилось ли вам сталкиваться с оригинальными просьбами?
Дима: Они уже не оригинальны! Кто-то рассказывал, что девушка просила ее ударить, а когда наш сотрудник отказался, сама ему врезала.

Ваша служба и опасна, и трудна. От чего вы можете отказаться, а какие капризы клиенток стриптизер обязан удовлетворить даже ценой собственной жизни?
Интервиью стриптизеров
Станислав: Любой сотрудник, от официанта до ме­неджера, работает по крейзи-меню: эротический массаж, приват-танец, романтический вечер, стриптиз на барной стойке, мужской гарем. Но есть два вида услуг, которые мы вправе не оказывать: сопровождение (выезд на 4 часа) и увольнение (выезд на 8 часов). Ты проводишь женщину до дома, а из квартиры на тебя набросится ревнивый муж или вымогатели. Они свяжут тебя и будут требовать денег. Такое случалось не раз.

Про секс ни слова. Правильно ли я понимаю, что он входит в ваши обязанности?

Станислав: Не надо нас путать с мальчиками по вызову! Мы все делаем в рамках приличий и по взаимной симпатии. Это то, о чем я говорил. Почему-то все думают, что стриптизер со всеми спит.

Нестыковочка! Опишу для читателей место, где мы находимся. Я сижу на диване в одном из приват-номеров клуба, а юноши передомной на двуспальной кровати. Если не для секса, тогда для чего она нужна?

Артем: Бывает, что гости перебарщивают с алкоголем или не хотят ехать домой. Тогда мы предлагаем им этот номер. С утра они могут принять душ и отправиться на работу.

Двойная игра

Хорошо, сменим тему. Знаю, что клуб оплачивает вам спортзал, солярий и услуги стилиста. А какие процедуры вы делаете по собственной инициативе? Пользуетесь ли косметикой?

Артем: А кремы — это косметика? Я пользуюсь кремом для рук, для загара, для тела и гигиенической помадой, чтобы губы не трескались. Перед фотосессией мы все наносим немного тональника, чтобы кожа не бликовала от вспышки, но каждый день не красимся.

Станислав: Раньше я танцевал на больших площадках. Там все пользовались подводкой для глаз и губной помадой. Здесь сцена маленькая. Я просто ухаживаю за кожей. Из-за неправильного питания и плохой экологии она теряет свой вид. Если я вдруг забуду протереть лицо, девушка мне обязательно напомнит: «Сегодня ты не воспользовался лосьоном!» Поддержание себя в хорошей форме — знак уважения по отношению к окружающим.

Анатолий: Я регулярно посещаю салон красоты. Мне лень самому делать маникюр. Теоретически я не против и других процедур. Если у вас есть явный недостаток, лучше его исправить, чем пугать им народ.

Вам, таким подтянутым и загорелым, и женщины, наверное, нравятся стройные?

Дима: Да, но, кроме того, мне важно, чтобы человек был на меня внутренне похож.

Артем: У меня все наоборот: я ищу свою противоположность. Вроде 5ы психологи говорят, что самый стойкий союз образуют дополняющие друг друга люди.

Анатолий: Мне нравятся умные девушки. Я не буду встречаться с невероятно красивой и глупой женщиной. Зато готов смириться с внешними недостатками, если с головой у нее все в порядке.

На что вы тратите свое свободное время? В один голос: Спим!

Артем: Мой рекорд — 25 часов подряд. Как только выдается возможность куда-то выбраться, я сразу ее использую. Вот друзья давно зазывают в театр. Надеюсь, в скором времени с ними встретиться.

Анатолий: А я свое свободное время провожу на другой работе. Уже несколько месяцев живу в таком режиме: ночь здесь, 3 часа сна, занимаюсь делами, сплю еще 3 часа и в офис. Нормально отдохнуть удается только в выходные. Тогда читаю книги по психологии. Уже пересмотрел все новое кино. Вообще, я не люблю шумные места. Мне хочется чего-то спокойного и романтичного.

И последний вопрос. Что бы вы сделали, если бы встретили в стрип-клубе свою школьную учительницу?

Артем: Подошел бы, пообщался. Это был бы разговор-воспоминание. «А вот помните, как вы меня к доске вызвали?» — «А ты помнишь, как мне кнопку подложил?» Анатолий: Я бы, наверное, станцевал ей приват. Ну, и поздоровался.

Антон: А я сначала бы поздоровался, а потом постарался показать себя. Вытащил бы ее на жесткий номер. Это когда гостья не просто сидит на стуле, а ее поднимают и вертят. Против воли мы ничего не делаем, но есть разные девушки. Некоторым нравится выходить на сцену, демонстрировать элементы секса. Иногда дамы даже переигрывают. Пример. Номер «Вовка в тридевятом царстве». К нам в гости пришли две девушки нетрадиционной ориентации. Я сразу это заметил, а ребята нет. Пригласили одну из них. Она начала отбирать у нас инвентарь, приставать, стягивать трусы. Потом партнерша закатила ей скандал: «Ты уделяла им слишком много внимания!» А бывает наоборот. Номер безобидный. Выводим девушку, танцуем, поворачиваемся, а стул пустой. Она испугалась и убежала.

Станислав: Еще в Белоруссии со мной произошел забавный случай. Я заказывал такси в одной и той же компании. Шофер зашел за мной в клуб, а там — его классный руководитель. Ему было приятно увидеть человека, который ставил ему двойки, в компрометирующей обстановке. Меня заказывали друзья своим подругам. Знакомые — такие же клиенты, как и все. На то мы и профессионалы, чтобы уделять одинаковое внимание всем, нравятся они нам или нет.

загрузка...