Александр Васильевич Суворов, ошибка фельдмаршала

Александр Васильевич Суворов
Имя Александра Васильевича Суворова сохранилось в истории как синоним великого полководца, не знавшего поражений. Кавалер всех российских и многих иностранных военных орденов, гениальный стратег и тактик Суворов создал «науку побеждать» и умело ее применял. Его фигура помещена на Памятнике «1000-летие России» в Великом е среди 128 самых выдающихся личностей российской истории…
Суворов потерпел лишь одно поражение. И не на поле боя. Он проиграл сражение за свою любовь!

Детство полководца

Родился Саша Суворов 13 ноября года в Москве в семье военного. Его отец, Василий Иванович Суворов — генерал-аншеф и сенатор, крестник Петра I и его ординарец — был человеком высокообразованным: показателен факт, что В.И. Суворов выступил автором первого русского военного словаря! О матери же будущего полководца — Авдотье (Евдокии) Федосеевне Мануковой — сведений почти не со­хранилось.
Родители провидчески назвали сына в честь великого полководца Древней Руси Александра Невского. Хотя ничто в хилом болезненном мальчике не говорило о его великом будущем. Тем более — о военном будущем! Отец, учитывая физическое состояние сына, не рискнул даже приписать его к какому-либо полку, как было принято в дворянских семьях в то время, и готовил Сашу к гражданской службе. Однако мальчика привлекало именно военное дело, и, проявляя немалое упорство и терпение, он двинулся к желанной цели. Пользуясь богатейшей отцовской библиотекой, изучал артиллерию, фортификацию, военную историю; ежедневно занимался физи­ческими упражнениями и закалял свое те­ло…

Важную роль в определении судьбы Су­ворова сыграл еще один крестник Петра I и большой друг семьи Суворовых генерал Осип Ганнибал — тот самый пушкинский «арап Петра Великого». Заметив стремления мальчика и оценив его образованность, он настойчиво советовал отцу Александра избрать для сына военную карьеру. И в 1742 году будущий генералиссимус был зачислен мушкетером в лейб-гвардии Семеновский полк, в котором через шесть лет начал действительную военную службу.

Победителей не судят!

Боевое крещение Суворов принял 14 июля 1759 года: применив принцип «бы­строта и натиск», который станет его излюбленным, он во главе эскадрона атако­вал значительно превосходящие силы немецких драгун и обратил их в бегство.
Тридцатилетний офицер Суворов отли­чился в знаменитом сражении под Кунерсдорфом в августе 1759-го, а в 1760 году участвовал во взятии Берлина русскими войсками. С 1762 года полковник Суворов командовал различными воинскими частями, инспектировал и укреплял наиболее опасные участки южной и западной границ России. 1 января 1770 года ему был присвоен чин генерал-майора. В том же году Суворов одержал ряд побед над поляками, за что получил свою первую награду — орден Св. Анны.

Как воевал Суворов, свидетельствует красноречивый пример — взятие турецкой крепости Туртукай. В ходе русско-турецкой войны Суворов, прибывший в корпус генерал-аншефа Салтыкова, получил приказ произвести разведку боем крепости Туртукай. В этот момент турки пошли в атаку. Успешно отразив ее, Суворов тут же перехватил у противника инициативу и не только провел разведку, но и захватил крепость. Силы были неравны (900 русских против 4000 турок), но внезапность и умелое командование сыграли здесь решающую роль; потери русских — 200 человек, турок — почти 1500! Суворов в бою был ранен в ногу, а после боя… получил строгий выговор за боевую операцию, не санкционированную командованием. Существует легенда, согласно которой Суворов за самовольные действия был предан суду и приговорен к смертной казни, но Екатерина I не утвердила приговор, написав на нем: «Победителей не судят»!

…«Победителю» шел тогда уже сорок третий год. Главным в жизни Суворова была военная служба, и он все еще был хо­лост. Постоянные военные походы и биву­ачная жизнь в мирное время не оставляли возможностей для перехода на семейную стезю. Но сына-генерала с фронта атакует генерал-отец, которому очень хочется ус­петь понянчить внуков; с флангов поддер­живают его атаки родственники. Объеди­ненными усилиями они даже подыскали невесту —дочь князя Ивана Прозоровского Варвару…

Любовь, о которой мечтал.

И Суворов, достаточно долго находившиися в «осадном положении», наконец сдался, и, когда между военными кампа­ниями образовался перерыв, взял отпуск и поехал в Москву, чтобы взглянуть на суженую.
Взглянул и… потерял дар речи, ведь пе­ред ним стояла та, кого он не однажды ви­дел в своих мечтах: молодая статная краса­вица — с огромными васильковыми глаза­ми и роскошными пшеничными волосами. Взглянул — и мгновенно влюбился. И два месяца данного ему отпуска провел, не отходя от нее.
А вскоре посватался.

Венчание, состоявшееся в 1774 году, со­единило двух очень разных людей — и внешне, и внутренне. Суворов был старше Варвары на двадцать лет, с виду неказистый, невысокий, суховатый, она же — статная, дородная женщина. Он — талантливый полководец, с твердым характером и железной волей, стремящийся к высоким целям и совершенно простой в общении и с царями, и с солдатами. Его супруга, вы­росшая в среде московского боярства, по обычаю несколько ленива, любит долго Спать, вкусно и обильно есть, а в обраще­нии с «людишками» высокомерна. Но для влюбленного Александра Васильевича Варвара — вместилище добродетелей: красивая, спокойная, скромная, неглупая. Разве можно найти жену лучше?..

После свадьбы молодые сразу же отбыли на Дунайский театр военных действий с Турцией — Суворов не мог оставить службу даже на время медового месяца. Когда они приехали на место нового назначения генерала, Варвара Ивановна с брезгливостью осмотрела избу, предназначенную им для проживания. Да, это не княжеские хоромы, и пуховых перин здесь не пред­усмотрено. Тяжелый вздох новоиспечен­ной супруги Суворов, сразу же по приезду озаботившийся делами службы, даже не заметил…

Конечно, не о такой жизни мечталось княжеской дочери: где светская жизнь, где балы до утра, где сменяющие друг друга влюбленные кавалеры, томно нашепты­вающие страстные слова под луной?.. А тут: муженек встает ни свет ни заря, воз­вращается заполночь — все свою «науку побеждать» отрабатывает! Вокруг — степь голая, жара, пыль, из развлечений — лишь свиньи, мирно дрыхнущие в пересыхающих лужах, да письма московских приятельниц со светскими новостями. От этих писем еще тоскливей становится!..

Через несколько месяцев Варвара, улу­чив свободную минутку у своего мужа, сообщила ему, что носит под сердцем ребенка. Суворов был на седьмом небе от счастья, и суровый генерал тут же превра­тился в нежную и заботливую няньку: ку­тал супругу в теплые одежды, поил парным молоком, даже выписал повара из столицы, чтобы милой Вареньке все лучшее готовил…

12 августа 1775 года Варвара родила дочку, которую нарекли Натальей. При всей своей постоянной занятости генерал находил время, чтобы понянчиться со своей любимицей, которую называл не иначе как Суворочкой. А Варвара, несмотря на то, что после родов слегка расплылась, по-прежнему оставалась для него самой красивой и желанной.

Любовь, которую потерял

Через полгода после рождения дочери Варвара и малышка подхватили лихорадку, и Суворов отправил их в свое полтавское имение.
Месяц шел за месяцем, на каждом при­вале Александр Васильевич писал нежные письма жене. Сначала ответы на его по­слания запаздывали, а потом и вовсе пре­кратились. Суворов, испросив у императ­рицы досрочный отпуск, срочно помчался домой, словно предчувствуя беду.

А Варвара думала о другом — о двоюродном племяннике мужа, 30-летнем майоре Николае Суворове, в которого влюбилась. Александр Васильевич составил ему протекцию, помог перебраться из провинции* в столицу, и племянничек-драгун приехал отблагодарить дядю за хлопоты, но увидел Варвару и решил задержаться. Молодая барыня скучала в этой дыре, и Николай с радостью скрашивал унылые будни милой тетушки. Охапки полевых цветов, долгие прогулки по парку, чтение французских романов в саду на скамейке, ужины с бутылкой бургундского…

Неожиданно приехавший Суворов застал неприглядную картину: на скамейке в летней беседке рядом с Варварой сидел Николай и целовал ее, а та и не думала протестовать! Генерал, не сказав ни слова, развернулся и ушел прочь. Всю ночь он не мог .уснуть. Варвара променяла его на это ни­чтожество: мота и волокиту!

Ему было больно, но он решил: никто не увидит его слабым, раздавленным. Он не позволит себе переживать из-за какой-то юбки.. У него хватит сил, чтобы жить даль­ше. Задетый до глубины души изменой же­ны и подлостью племянника, Суворов тре­бует разВбда. Но Верховный синод не дает согласия на расторжение брака. Да и Екатерине II смешны терзания чудаковатого Александра Васильевича, она всячески пытается примирить его с блудной женой. Но Суворов непреклонен, он запретил Варваре появляться на пороге его дома, забрал у нее дочь и определил Суворочку в пансион при Смольном институте благородных девиц.

«Единожды солгавши,..»

Прошел год после разлуки с женой. Не­ожиданно Александр Васильевич получил письмо от тетки, которая написала ему о Варваре: оказывается, разрыв с Суворо­вым очень сильно повлиял на нее, весь этот год она прожила затворницей в мате­ринском доме, а сейчас на почве тоски у нее подозревают чахотку. И сердце Суво­рова дрогнуло. Его мысли то и дело воз­вращаются к Варваре: не нуждается ли она в деньгах? Нашла ли она хорошего доктора? И он снова впустил Варвару в свое сердце, в свою жизнь. Он простил ее, потому что измучился жить в одиночестве, потому что до сих пор любил ее.
И у них вроде бы все опять начало нала­живаться. Он любит ее и очень хочет сына. А Варвара всеми силами пытается привлечь к себе внимание мужа — впервые в жизни начинает пользоваться пудрой и румянами, выписывает модные туалеты из Парижа и долгие часы проводит у парикмахера. И все для того, чтобы он обратил на нее ласковый и восхищенный взор.

Но, судя по всему, им так и не хватило времени научиться понимать друг друга: Варвара пыталась добавить себе красоты и привлекательности, не осознавая любви Суворова к красоте простой и безыскус­ной; его же изощренный в военной стра­тегии ум пытался все время обнаружить тщательно замаскированное коварство и, памятуя об измене, он болезненно и на­стороженно относился к ее прихорашиваниям, не понимая (или не веря!), что все это ради него…

И один нелепый случай все погубил.
Александр Васильевич увидел свою жену на прогулке с майором Сырозневым. И решил: коварство вышло наружу, она вновь ему изменила!.. Но второй раз он не позволит так себя унизить. И Суворов окончательно оставил Варвару Ивановну, запретив ей даже приближаться к нему.

Она пыталась встретиться с ним и объ­ясниться, что прогулка ее с майором была невинна, что между ними никогда ничего не было… Но Суворов ничего не желал слушать. Он отрекся от сына, который ро­дился через три месяца после их расстава­ния. От сына, рождения которого он так ждал и которого теперь не желал даже ви­деть — из-за страха, что обнаружит в его лице черты треклятого майора!..

Аркадий впервые встретится с отцом только в 11 лет. Наталья — любимая доченька-Суворочка, — не предупредив от­ца, привезла брата в село Кончанское Новгородской губернии, где попавший в очередную опалу полководец отбывал ссылку.
Суворов, увидев мальчика, как две капли похожего на него, заплакал…

Эпилог

Все триумфы и жизненные драмы Алек­сандра Васильевича Суворова окончились 6 мая 1800 года: во втором часу дня его шЛ стало. Похоронен он был в Александро — Невской лавре, проводить его в последний путь пришли тысячи людей.
На надгробной плите великого полко­водца высечена краткая надпись: «Ззесь лежит Суворов». АС. Пушкин писал, что когда автор этой эпитафии Г. Р. Державин предложил ее полководцу, тот воскликнул: «Помилуй Бог, как хорошо!»…

Суворочка — Наталья Александровна Суворова — вышла замуж за ученика Су­ворова графа Николая Зубова, но через несколько лет он умер и почти сорок лет она вдовствовала, занимаясь воспитанием детей и устройством их карьеры.
Сын Суворова Аркадий стал боевым ге­нералом, как и хотел отец (он даже уча­ствовал в знаменитом итало-швейцарском походе Суворова 1799 года).

И вот жестокая ирония судьбы. За побе­ду в сражении при Рымиике 11 сентября 1789 года, когда армия под командовани­ем Суворова разгромила вчетверо превосходящие силы турок, полководец был пожалован титулом графа Рымникского и орденом Св. Георгия I степени. Через 22 года, при переправе русских войск через реку Рымник, генерал-лейтенант Аркадий Александрович Суворов погиб: увидев, что течение уносит раненого солдата, он бросился в воду и спас его, но сам вы­браться уже не смог.
…Незадолго до своей смерти Суворов призвал сына к себе и попросил у него прощения. «И еще, — помедлив, прошеп­тал фельдмаршал. — Передай матери, что­бы она тоже меня простила…»

Варвара Ивановна пережила мужа на пять лет. Заболев, она отказалась от помо­щи докторов, а в свою последнюю минуту отчетливо произнесла: «Ну, наконец-то. Я так по тебе соскучилась…»

загрузка...