Мадам Тюссо

Мадам ТюссоВ истории жизни этой женщины легендарного очень мало. Но зато само имя ее -Мария Тюссо — стало легендарным! Талантливый скульптор, создавшая огромную галерею восковых фигур — «почти живых копий» — знаменитых современников и превратившая ее в общедоступный музей, известный теперь под ее именем во всем мире, сохранила для потомков реальный облик тех, кто когда-то «делал Историю»…

Палача, дочь Медальера

Фактически единственная легенда в биографии Марии Тюссо связана с… двумя ее законными отцами!
По официальной версии, предлагаемой музеем мадам Тюссо, отец Марии, Иоганн Гроссхольц, был солдатом и погиб в бою за пару месяцев до рождения дочери. Овдовевшая мать вскоре вышла замуж за некоего Филиппа Куртиуса, в доме которого она работала экономкой. Через некоторое время Куртиус официально удочерил Марию…
Однако существует и иная версия дет­ства Марии Тюссо — на наш взгляд, бо­лее вероятная, если принять во внимание многие факты из ее дальнейшей жизни.

Родилась она 1 декабря 1761 года в Страсбурге. Мать ее работала эконом­кой, а отец Гроссхольц… потомственным городским палачом. Из первых — скорее всего, очень грустных — лет своего детства Мария вынесла немногое: отцовские страшные рассказы, кому и как он «помогал» уходить на тот свет, и воспоминания о том, как сторонились их семьи другие люди.

Мать вряд ли любила своего мужа — среди палачей редки весельчаки и балагуры, натуры с душой доброй и широкой. А вот Филипп Куртиус, у кото­рого она работала, был не только молод и красив, но обаятелен и щедр. К тому же, он был талантливым скульптором и медальером — его восковые модели и миниатюрные портреты из воска и эмали пользовались спросом.

…То ли мать Марии в пылу очередной ссоры сказала мужу о том, кто настоящий отец их дочери, то ли Гроссхольц сам откуда-то это узнал или что-то заподозрил, только в один прекрасный день (действительно, прекрасный и для Марии, и для ее матери!) он выгнал обеих из своего дома!..
Далее в биографии знаменитой мадам не встречается каких-либо серьезных разночтений. После развода с Гроссхольцем ее мать вышла замуж за Филиппа Куртиуса, который вскоре официально стал отцом Марии. А в 1769 году новая семья переехала в Париж, где Куртиус открыл собственную мастерскую.
Еще в 1765 году скульптор делал восковую фигуру графини Дюбари, фаворитки короля. И теперь, когда весь Париж готовился к свадьбе наследника престола Людовика с Марией-Антуа­неттой, Куртиус рискнул предложить королевскому двору созданных в натуральную величину из воска фигуры новобрачных. Подарок понравился и был щедро оплачен. И вскоре дела его резко пошли в гору.
А в 1776 году во дворце Пале-Рояль в Париже состоялась выставка восковых работ Куртиуса, имевшая шумный успех. Ко многим представленным на выставке работам приложила свою руку и юная мастерица Мария…

Наследственность и талант

Поставщик двора Его Величества ко­роля Франции, Куртиус отливал из воска изображения монарха, его много­численных чад и домочадцев. И вскоре он уже не справлялся с потоком заказов: многие парижане, знатные и не очень, желали, чтобы скульптор, лепивший самого короля, запечатлел и их образы. Вот тогда Куртиус возблагодарил Бога, пославшего ему в лице Марии не только дочь, но и талантливую помощницу.

…Девочка пропадала в мастерской отца дни и ночи. Филипп как-то предложил ей сделать карандашный набросок головы одной из фигур и был потрясен зоркостью глаза и твердостью руки девочки. Вскоре он начал обучать ее всем премудростям своего ремесла — созда­нию жизнеподобных восковых скуль­птурных портретов, а ученица схватывала все на лету..

В неполные семнадцать лет Мария самостоятельно изготовила свою первую восковую фигуру — философа и писателя Вольтера; затем последовали Жан-Жак Руссо и Бенджамин Франклин.
Возможно, в таланте ее проявилась наследственность. А, вот, были ли благоприобретенными то бесстрашие и спокойствие, с которыми девушка снимала посмертные маски с умерших знаменитостей и преступников, — ведь этим отличался другой ее отец?..

Мария много трудилась над заказами, лишь иногда позволяя себе «отдохнуть»: лепить «просто так» портреты посещавших мастерскую Куртиуса известных политиков, философов, поэтов.
О блестящих способностях восемнад­цатилетней художницы стало известно при дворе, и король пожелал, чтобы Мария обучала его сестру Элизабет, мечтавшую овладеть искусством скульптуры. Девять лет Мария ездила «на работу» в королевский дворец и продолжала творить, изумляя окружающих мастерством исполнения и удивительным сходством изображаемых людей с оригиналами — для этого Мария ис­пользовала имитирующее цвет кожи тонирование, накладные волосы, вставные стеклянные глаза, костюмы. Из-под ее гибких чувствительных пальцев появлялись новые и новые фигуры, а жизнь текла безмятежно и безбедно.
А потом пришел 1789 год — грянула революция! Восковые фигуры короля, королевы и их вельможных сановников отправились в переплавку, а сами они — на гильотину…

Между славой и гильотиной

Мария вернулась из Версаля в свою мастерскую. Но вскоре за ней пришли: дружба с королевской семьей в глазах новой власти была преступлением, и за это художница должна была поплатиться головой. Мария оказалась в тюрьме.
И здесь судьба снова улыбнулась ей — причем дважды! Во-первых, Марию вскоре освободили, не потрудившись даже объяснить причину (а она не настаивала). А во-вторых, соседкой ее по камере в тюрьме оказалась Жозефина Богарне, будущая жена Наполеона Бонапарта. Несчастье сближает, и женщины быстро подружились; это знакомство сыграет позже для Марии большую роль.

Как ни странно, выйдя на свободу, Мария не осталась без работы: револю­ционеры увлеклись рубкой голов на гильотине, сочтя этот способ лучшим для расставания с многовековой монархией. Только теперь она неустанно лепила посмертные маски тех, с кем еще недавно встречалась в роскошных залах и коридорах Версальского дворца!..

А затем в мастерскую Куртиуса зача­стили… победившие революционеры — Дантон, Демулен, Робеспьер, — как и побежденная аристократия, они были не лишены честолюбия и стремились запечатлеть себя для Ее Величества Истории.
Марии приходится часто бывать в тюрьме, где она снимает маски и с уже казненных, и с еще живых, а помогают ей в этом… парижские палачи, ведь она для них — дочь Гроссхольца и на нее распространяется их цеховая солидарность!
…Однажды за ней снова пришли. Мария приготовилась к самому худшему, но пришедшие приказали взять всё необходимое для работы и следовать за ними.

Ее привели в дом на улице Кордельеров, где в одной из комнат в ванне лежало тело Марата, ярого революционера, убитого сторонницей короля Шарлоттой Корде. Снимая посмертную маску Марата, Мария успела запечатлеть в памяти и детали окружающей обстановки, и главное — черты преступницы, которую еще не увели гвардейцы. Вернувшись домой, она принялась воплощать пришедшую ей идею создавать не только отдельные фигуры, но и целые сцены. Первой стала «Марат и Шарлотта»…

Мадам Тюссо

В 1794 году умер Филипп Куртиус, и мастерская перешла во владение Марии. Вскоре она познакомилась с инженером Франсуа Тюссо, чувство, возникшее между ними, привело к свадьбе. За несколько следующих лет семейство Тюссо три раза получало прибавление: первой родилась девочка, но, не дожив до года, умерла; потом — сыновья, Жозеф и Франсис.

Кажется, Мария могла бы чувствовать себя абсолютно счастливой: у нее есть семья, подрастают дети, мастерская процветает, ведь имя мадам Тюссо из­вестно всему Парижу. Бывшая сока-мерница, а теперь императрица, Жозефина пригласила Марию во дворец Тюильри сделать скульптурное изображение головы своего мужа Наполеона! Заказов столько, что «толпящиеся» в мастерской фигуры уже не оставляют там места самой мастерице, а ведь у нее еще и собственная коллекция…

Но счастье — штука призрачная и часто легко и незаметно ускользает. Однажды Мария с грустью призналась себе, что для замужества она сделала не самый лучший выбор: ее супруг, как постепенно выяснилось, оказался довольно посредственным инженером, зато высоко­классным любителем выпить и азартным игроком, весьма профессионально проматывающим заработанное ею.

Путешествие длиною в 30 лет

В 1802 году Мария решается круто изменить свою жизнь: она разводится со своим безалаберным мужем, оставляет младшего сына у матери, а со старшим Жозефом отправляется в Англию, в Лондон.
Коллекция приводит в восхищение англичан. Вокруг нее шумный ажиотаж, люди стоят в очереди по несколько часов, чтобы попасть на выставку.

В связи с начавшейся англо-француз­ской войной Мария Тюссо не могла вернуться на родину и решила остаться здесь, тем более что англичане дали ей ангажемент на перевоз выставки восковых фигур по всей стране. Так началось тридцатилетнее путешествие коллекции мадам Тюссо, которую она постоянно расширяла и улучшала. Англия и Шотландия, Ирландия и Уэльс… Марии нравилась Англия, нравилось переезжать из города в город, нравилось наблюдать восторг и ажиотаж вокруг своих творений. Не обходилось и без драматических ситуаций: в 1804 году судно, на котором перевозилась вы­ставка, потерпело крушение, большая часть коллекции погибла. Благо, предусмотрительная Тюссо хранила все формы, за десять месяцев она восстановила коллекцию и даже дополнила ее новыми персонажами — из числа английских знаменитостей: Вальтер Скотт и Уильям Шекспир, адмирал Нельсон и королева Виктория. (В 1925 году, через много лет после ее смерти, история повторилась: многие фигуры опять были утрачены — теперь уже в результате пожара, но надежно укрытые формы не пострадали, и снова всё было восстановлено!)
Постепенно художница увеличивала в своей коллекции и количество «отри­цательных персонажей»: лица злодеев, совершивших громкие преступления, представлялись ей чрезвычайно выра­зительными, и каждое из них — словно жутковатый спектакль, разыгрываемый перед публикой.
Эдинбургский палач Джон Вильяме разрешает Тюссо (опять цеховая солидарность?) доступ в тюрьму, где она снимает маски с осужденных накануне казни, а иногда и после нее. Так посте­пенно она заселяет свой «Кабинет ужа­сов» фигурами и «фрагментами» преступников.

Популярность передвижной экспозиции росла. В 1829 году Тюссо познакомилась с молодым журналистом по имени Чарльз Диккенс, который немало поспособствовал рекламе ее передвижной выставки.
Путешествие закончилось в 1835 году, когда мадам Тюссо, по совету сына Жозефа, решила организовать уже стационарную выставку. Вместе с сыновьями она купила красивый дом на Бейкер-стрит в Лондоне, где на верхних этажах оборудовала выставочные залы. (Кстати, ее особняк был недалеко от дома, где по воле писателя Конан Дойла «снимали комнаты» Шерлок Холмс и доктор Ватсон; возможно, это соседство и натолкнуло писателя на мысль, когда великий сыщик обманул убийц с помощью своей восковой копии…)

Мадам Тюссо в музее Тюссо

Она так больше и не покинула ставшую для нее второй родиной Великоб­ританию. Первый в мире музей восковых фигур пользовался огромной популярностью и постоянно расширялся. Сыновья активно помогали матери: Жозеф, говоря современным языком, выступал дизайнером по костюмам, а на плечи Франсиса легло решение всех финансовых вопросов. Сама же мадам Тюссо, которой уже шел восьмой десяток лет, продолжала создавать все новые и новые экспонаты для своего уникального музея.

Мадам Тюссо работала до последнего дня своей жизни. Она тихо скончалась во сне в ночь на 16 апреля 1850 года…
Музей мадам Тюссо жив и доныне, он имеет филиалы в 14 городах мира — в Европе, США, Канаде, Азии и Австра­лии. В самом крупном — Лондонском — насчитывается более тысячи фигур!
Мадам Тюссо прожила долгую жизнь, а изготовленные ею восковые фигуры продолжают жить и сегодня, став исто­рией, сработанной из воска.

В одном из залов музея, в толпе гениев и злодеев прошедших эпох, современных «звезд» и монархов есть фигура невысокой остроносой старушки. Она вполне достойна быть в блестящем кругу знаменитостей, поскольку вклад этой женщины в историю сложно переоценить, ведь она сохранила для потомков реальные изображения практически всех своих выдающихся современников! Сохранила в воске — на века!!!

загрузка...