Мадонна Рафаэля Санти

Мадонна Рафаэля СантиОн прожил короткую, но очень яркую жизнь, навечно оставив свое имя в истории человечества как один из величайших художников, Для этого гению оказалось достаточно даже того малого времени, что ему было отпущено
судьбой!

И в творчестве, и в повседневной жизни Рафаэлю была свойственна некоторая таинственность, потому при жизни художника и особенно — после смерти, имя его оказалось окруженным таким количеством домыслов и завистливых сплетен, что сегодня совсем не просто понять, что в истории, отдаленной от нас на пять столетий, истинно, а что — миф. И прежде всего это относится к его возлюбленной, к его Мадонне…

Первая Мадонна

Рафаэль Санти (Урбино) родился в итальянском городе Урбино 6 апреля 1483 года.
Мать Рафаэля Маджа Чарли происхо­дила из состоятельной купеческой семьи, отец, Джованни Санти, был живописцем, обладал хорошим вкусом и разнообразными талантами; при дворе герцога Урбино он состоял кем-то вроде министра просвещения. Рафаэль в детстве имел доступ ко двору, благодаря этому, приобрел тот светский лоск и то изящество манер, что сослужили ему впоследствии хорошую службу.

Когда отец решил приохотить под­росшего сына к живописным занятиям, то был потрясен его скорыми успехами, продемонстрировавшими настоящее природное дарование — и немалое! И тогда отец отдал его в мастерскую известного итальянского художника Пьетро Перуджино…

Потом были годы учебы и годы само­совершенствования, годы беспрерывного творчества, приносившего радость и творцу, и людям;, которым он щедро жертвовал свой талант.

…Всю жизнь Рафаэль писал Мадонн. По подсчетам искусствоведов, всего им написано 42 Мадонны, в том числе и самая знаменитая — Сикстинская. И все его Мадонны прекрасны. Он писал их с земных женщин, но на его полотнах и фресках в их образах земное растворялось в небесном, покоренное кротостью, целомудрием и божественной любовью!
И всё это, возможно, потому, что в его жизни с детства была еще одна Мадонна — написанная не им. Маджа Санти, мать Рафаэля, которую он очень любил, оставила его сиротой, когда ему было всего восемь лет. И он всю жизнь хранил небольшой набросок, сделанный его отцом и изображавший Маджу в облике Мадонны с маленьким Рафаэлем на руках…

«Князь живописи»

Рафаэль был не просто современником двух гениев — Леонардо да Винчи и Микеланджело Буонарроти. Он жил с ними в одной стране, а с Микеланджело был даже хорошо знаком. Он не прожил и половины их лет, а на творчество судьба отвела ему всего полтора десятилетия. И тем не менее Рафаэль, в свое время многому учившийся у этих мастеров, в чем-то превзошел их, а многие ценители искусства считают его даже «Первым среди Трех»!.. Многое из сотворенного им — произведения, равных которым не знает мировая живопись. Современники Рафаэля утверждали, что «его рукой водил сам Господь».

Рафаэль чувствовал и понимал свою силу, свое дарование. Характерен в этом отношении эпизод, произошедший в Риме, на площади Святого Петра. Микеланджело, закончив работу в Сикстинской капелле, шел через площадь и повстречал Рафаэля. Микеланджело был в блузе, забрызганной краской и штукатуркой, Рафаэль же, напротив, празднично одет, в модных высоких ботинках с серебряными пряжками, в белоснежной батистовой рубашке и голубом кафтане, окруженный учениками и поклонниками. Микеланджело остановил его:

— Куда ты идешь, разодетый, будто князь?
— Я и есть князь, — ответил Рафаэль. И добавил: — Князь живописи…

Грешный гений?

Картины и росписи Рафаэля были признаны современниками, и вскоре он стал центральной фигурой художе­ственной жизни Рима.
Но, отложив кисть, а вместе с ней и свой сокровенный разговор со Всевышним, художник превращался в смертного, которому не чужды земные наслаждения. Получая за свои творения щедрое вознаграждение, Рафаэль не отказывал себе в жизненных благах:

Учтивый и деликатный, невысокого роста, хрупкий, миловидный, с длинными густыми волосами до плеч и прекрасными глазами, всегда изысканно одетый, художник был обласкан вниманием слабого пола. Многие знатные, и не очень, дамы искали знакомства с ним. А время, свободное от трудов, Рафаэль проводил весело, наполняя его всевозможными удовольствиями. Но сознавал это как свой грех. Из писем художника своему другу Кастальоне мы знаем, что Рафаэль ощущал себя смер­тельным грешником. Душа его терзалась, и, возможно, все его Мадонны — от еще ученической «Мадонны Конестабиле» до совершенной «Сикстинской Мадонны» — это его великое покаяние, своеобразные молитвы о ниспослании прощения. И, конечно же, самая искренняя и горячая, исповедальная молитва — «Сикстинская Мадонна»!

…Известно, что Рафаэль своей славой создателя самых тонких и прекрасных образов Мадонн во многом обязан своей возлюбленной и модели — Форнарине. О ней, к сожалению, не так много имелось сведений до последнего времени, да и известное сегодня весьма отрывочно. Тем не менее, начавшееся после смерти Рафаэля очернительство Форнарины, не имевшее под собой никакой почвы, кроме грязных сплетен, дожило и до наших дней…
По одной из версий Форнарина была музой и возлюбленной Рафаэля, верной и любящей подругой, соратницей на стезе искусства, а дни свои окончила в монастыре.

Вторая — к сожалению, более распро­страненная — версия, не отрицая ее роли как натурщицы и прототипа многих Мадонн мастера, осуждает Форнарину как якобы алчную, распутную краса­вицу-нимфоманку, изменявшую ху­дожнику с богатыми заказчиками и даже с его учениками, а после смерти Рафаэля ставшую одной из знаменитых куртизанок Рима!..

Булочница, ставшая Мадонной

Впервые Рафаэль повстречал свою будущую музу в 1514 году, когда рабо­тал в Риме над заказом одного знатного банкира — украшал фресками главную галерею дворца.
Первыми появились теперь уже знаменитые фрески «Три грации» и «Галатея». Следующим должно было быть изображение «Амур и Психея». Однако Рафаэль медлил. Он никак не мог найти подходящей модели для изображения Психеи.

Однажды, прогуливаясь по аллеям роскошного парка возле дворца, художник очутился на берегу Тибра, где увидел прелестную девушку, и сердце его учащенно забилось. Незнакомке, пре­красной, как Мадонна, на вид было лет 17-18.
— Я нашел Психею! — воскликнул Рафаэль и тут же предложил ей позировать ему. Но девушка сказала, что сначала она должна спросить разрешения отца. Очарованный Рафаэль отправился к нему.

Франческо Лути, отец Маргариты, так звали девушку, был пекарем (по-итальянски «пекарь», «булочник» — fornarind), и она получила свое прозвище по профессии отца — Форнарина. За три тысячи золотых Рафаэль получил согласие отца срисовать сколько угодно портретов с его дочери.

Психея была написана и до сих пор украшает галерею дворца, а Рафаэль бе­зумно влюбился в ее живой прообраз. Художнику шел тридцать первый год, он был хорош собою — и Форнарина ответила ему взаимностью.
Так началась эта связь, которая про­длилась шесть лет, до самой смерти ма­стера. Почему они не соединились узами брака, нам неизвестно, но любовь их была действительно страстной — именно такой, о какой мечтал Рафаэль.
В течение следующего года они не расставались ни на минуту. Рафаэль ни­кого не хотел видеть, лишь свою обретенную богиню. А на нескромное замечание одного из учеников, что мастер слишком много времени уделяет своей очаровательной возлюбленной, Рафаэль возразил:
— Да разве ты не знаешь, что художник становится талантливее, когда так любит или бывает так любим. Любовь удваивает гений. Само небо послало мне ее!..

А потом последовали еще картины, росписи, фрески. Последовали новые Мадонны, и в ликах их теперь угадыва­лись черты лица прекрасной Форнарины. А непреображенный облик своей возлюбленной великий художник сох­ранил для нас на нескольких портретах, изображающих молодую красавицу — «Форнарина» (считается одним из лучших кисти Рафаэля), «Донна Велата» («Дама с покрывалом») и других.

Невозможно представить, что великий художник творил своих Мадонн с женщины развратной и алчной — даже гению не под силу убрать отблеск порока из глаз и души своей модели. Великая сила великого художника заключалась в другом: он сумел увидеть в образе простой девушки, дочери булочника, не только земную красоту, а через ее земную красоту смог показать нечто более великое, и до прикосновения его кисти к холсту недоступное ничьему взгляду…

Любовь, слава и смерть

Эти три сестры — Любовь, Слава и Смерть — очень часто ходят вместе.
Последние шесть лет жизни Рафаэля все больше росла его слава, как и воз­награждение, им получаемое. Наверное, в те годы художник был по-настоящему счастлив: он был богат, любил и был любим и, главное — он творил, и душа его пела, потому что творил он легко, а талант его расцветал все более и более, и все более совершенной становилась кисть мастера — может, правда, рукой его водил сам Господь Бог?!

В последние годы Рафаэль очень много работал и как-то признался: «Я надеюсь не упасть под такой тяжестью»…
Он все чаще стал жаловаться на здоровье и, в конце концов, слег. Напряженная творческая работа, сколь бы она ни была в радость, тем не менее подорвала здоровье художника.

Общее недомогание организма врачи объяснили простудой, пустили больному кровь, тем самым ослабив его здоровье, вместо того чтобы укрепить. На следующий день художнику стало хуже, и 6 апреля 1520 года, в день своего рож­дения великий Рафаэль скончался от сердечной недостаточности. Ему ис­полнилось всего лишь 37 лет!..

Мадонна или куртизанка?

Рафаэль построил в Риме дворец, а для Форнарины снял красивую виллу в одном из римских предместий. Он осыпал ее драгоценностями,’одел с головы до ног, у нее был те перь свой экипаж — в общем, дочь булочника стала жить в довольстве и роскоши. Но это недостаточное основание для того, чтобы считать ее куртизанкой! Кстати, существует версия, что художник все-таки был тайно обвенчан с Форнариной. Об этом может косвенно свидетельствовать и тот факт, что Рафаэль находил тысячу предлогов отложить свою помолвку с Марией Доваци, одной из племянниц его близкого друга кардинала Биббиена. на чем тот неоднократно настаивал. Ни помолвки, ни тем более свадьбы так и не состоялось…

Возможно, появление версии о не­благовидном поведении и образе жизни Форнарины связано с тем, что в произведениях Рафаэля не раз встречаются портреты римских куртизанок, его прежних мимолетных подруг или подруг его друзей.

…О дальнейшей судьбе Форнарины существуют разные версии.
По одной, в своем завещании Рафаэль оставил Форнарине достаточно средств, чтобы она могла вести честный образ жизни. Однако это было ей не по нраву, и после его смерти она стала одной из самых роскошных куртизанок в Риме…

Вторая версия исходит из того, что Форнарина была по-настоящему истинной чистой любовью художника, и чувства их были взаимными. Достоверно известно, что через четыре месяца после смерти художника она ушла в монастырь Святой Урсулы близ Рима, где и умерла примерно в конце 1520-х годов. Наверное, стоит согласиться все-таки с этой версией. Во-первых, вряд ли четыре месяца — достаточный срок, чтобы стать «одной из самых роскошных куртизанок в Риме». Во-вторых, пострижение в монахини сам по себе показательный поступок, если ею двигали тоска и боль по утраченной любви; тем более, что при поступлении в монастырь Форнарина обозначила себя как вдова Рафаэля…

Спасеная «Мадонна»

«Сикстинская Мадонна» — самый знаменитый алтарный образ. Через два века после смерти художника бесценную картину купят за семьдесят килограммов золота, и она уедет в Германию, чтобы стать украшением Дрезденской галереи. А в 1945-м, когда будут греметь последние залпы Великой Отечественной, русские солдаты спасут ее из заминированной штольни… И сегодня «Сикстинская Мадонна» бессмертное творение великого Мастера — в окружении ангелов и святых — словно спускается к нам с неба, становясь все ближе и изумляя своей божественной красотой…

загрузка...