Заслуженная «таксистка» Марион Котийяр

Марион КотийярЗаслуженная «таксистка» Марион Котийяр так очаровала Голливуд, что вначале получила «Оскар», а теперь и роль подруги Бэтмена в новом фильме «Темный рыцарь: Возрождение легенды» — что, пожалуй, даже круче.

Вплоть до 28 лет Котийяр, дочь театральных актеров, на пару с Сами На-сери каталась в сверхскоростном французском «Такси», и казалось, останется в нем уже навсегда. «Да, я снималась в «Такси». В пер­вой части и во второй. Нет, кажется, и в третьей тоже… Их же всего четыре было? — вспоминала потом Марион. — Но в один прекрасный момент сказала своему агенту: с меня хватит, нужно отдохнуть от такого кино!» Первый же проект для души, мелодраму «Влюбись в меня, если осмелишься», Котийяр приняла настолько близко к сердцу, что и после съемок не смогла расстаться с партнером по фильму Гийомом Кане. По сюжету влюбленных героев заливают бетоном: бетоном в кадре притворялся густой яблочный соус, а Гийому и Марион притворяться не пришлось.

Журналисты быстро поняли, что чувства у пары настоящие, и начали охоту: в тот момент актер был женат на нордической моднице Диане Крюгер. Кане и Котийяр сначала слухи отрицали, но после того, как был оформлен развод, сдались и стали брать билеты до Лос-Анджелеса на соседние места. Разлучаться им не хотелось ни на минуту, а летать за океан Марион приходилось теперь куда чаще — актрису не просто пригласили работать в Голливуд, это сделал сам Тим Бертон. Его фантазийная «Крупная рыба» совершила сразу два чуда не провалилась в прокате и сделала из симпатичной парижанки восходящую мировую звезду. В ответ на обвинения в трудовой эмиграции Марион отвечала: «Я французская актриса. Но, знаете, я всегда говорила: французские фильмы смотрят французы. Голливудское кино смотрят все».

Америка принесла Марион мировую известность, но первое профессиональное признание актриса все-таки получила в родной франции. «51 просто влюбилась в новый сценарий — удивительная история: Первая мировая, отчаяние и любовь. У меня и было-то всего восемь съемочных дней! Но роль в «Долгой помолвке» открыла для меня больше, чем любая другая», французские киноакадемики, когда-то дважды посчитавшие Марион достойной лишь номинации на премию, на этот раз присудили ей «Сезар» как лучшей актрисе второго плана. В результате Котийяр, еще недавно всерьез помышлявшая о побеге в Африку с холщовым рюкзаком с гринписовской эмблемой — раз уж достойной работы нет, — теперь наняла преподавателя по английскому и извела несколько ручек, подписывая контракты и раздавая автографы. «Меня все пугали. Мол, француженка никогда не сможет стать своей в Голливуде, Лос-Анджелес — ужасно жесткий город и все такое. Но оказалось, что тут очень комфортно работать, к тому же в этом городе полно интересных людей!» Скоро Марион освоилась настолько, что могла назвать партнера по фильму «Хороший год» Рассела Кроу «милашкой» — и не получить в ответ пару ласковых. Тут уж спохватились французские продюсеры — и засыпали Марион предложениями. Африканские волонтерские экспедиции остались ни с чем — актриса наконец полу­чила роль, о которой мечтала, — изматывающую и великую.

«Это было невероятно сложно — играть саму Эдит Пиаф. Причем сначала молоденькую уличную певичку и тут же — сутулую, истощенную наркотиками и любовью легенду, которая в свои сорок с небольшим выглядела на все сто… лет, конечно. Снимать ее биографию по порядку было невыносимо, и мы скакали из десятилетия в десятилетие, чтобы я могла отдыхать от ее агонии. И от этой ужасной латексной маски». Трудолюбивая Марион выбрила челку и брови, выучилась ходить, говорить, дышать, как Пиаф. Она так вошла в образ, что после окончания съемок умирающая героиня еще долго не отпускала Котийяр. Выйти из депрессии помогла номинация на «Оскар» — есть ли в мире что-то более тонизирующее? «До сих пор не могу заставить себя посмотреть запись с церемонии. Ведь я и не думала, что выиграю! Легла спать пораньше, речь не писала. Что в итоге сказала — даже не ном-ню. И не стоит напоминать!»
альте — больше. Мечты актрисы стали сбываться с последовательностью алфавитного порядка. Со сцены кинотеатра Kodak с «Оскаром» наперевес Котийяр сошла прямиком в кадр — в Америку, разбитую Великой депрессией. Ее роль возлюбленной грабителя Джонни Диллинджера в фильме Майкла Манна дала всем по­нять — теперь и в Голливуде имя Марион стоит на самой верхушке титров, едва не сталкивая с первой строчки самого Джонни Деппа. «О, он такой джентльмен. И отлично говорит по-французски! Правда, я с ним болтать не могла — иначе все мои занятия насмарку». Обвинить Марион в лени действительно трудно. «Когда бы ты ни зашел к ней — она работает. Репетирует танец или поет. Она с другой планеты. Хотя наоборот, она ближе к земле, чем все мы! Взяла на себя сбор и переработку мусора с площадки!» — делится Роб Маршалл, пригласивший Марион в мюзикл «Девять». Но не успели поклонники написать в статусах, что «Девять» — это больше, чем «8,5», как Котийяр стала сниматься с ДиКаприо в «Начале». Затем Дом Dior сделал актрису своим лицом, а Вуди Аллен и Стивен Содерберг позвали в свои новые проекты,

В мае 2011 года у Марион и Гийома родился сын Марсель. «Наконец я поняла, зачем живу. Ради Марселя. Теперь режиссеры даже съемки планируют специально под наше с Марселем расписание. Быть подружкой Бэтмена в перерыве между корм­лениями — здорово, правда?»

Марион утверждает, что ей не приходится прятаться от папарацци и поклонников — они ее просто не узнают. В свободное время она выступает с группой под псевдонимом Симона — хотя и относится с юмором к своим вокальным амбициям. «В фильме о Пиаф одна песня звучит в моем исполнении. Это было такое счастье! Хотя, скорее всего, мне разрешили ее спеть потому, что, когда Эдит надиралась вдрызг, ее голос звучал очень забавно».

загрузка...