Группа Девочки

лена данэмВсе еще пересматриваете «Секс в большом городе»? Сообщаем: у поколения девушек, которые коктейлям в модном баре предпочитают болтовню в социальных сетях появился свой культовый сериал. Мы посмотрели несколько серий «Девочек» и убедились, что следить за приключениями незадачливых нью-йорских подружек будет интересно даже убежденным фанаткам шпилек и преданным поклонницам Кэрри Брэдшоу.

Реальность кусается

Сериальный Нью-Йорк -город контрастов. Десять лет назад его населяли богини «Секса», а теперь их сменили обычные «Девочки». Интерн в издательстве Ханна (Лена Данэм), няня по вызову Джесса (Джемайма Кирк), сотрудница арт-галереи Марни (Эллисон Уильяме) и студентка Шошанна (Зося Мамет) ютятся в тесных съемных квартирах в Бруклине, страдают от лишнего веса, прыщей, безденежья и собственной непризнанной гениальности. Атипичный предмет их вожделения -такой же закомплексованный переросток с изъеденной акне физиономией. Главная модная тенденция этого дета — буйные растительные орнаменты, в которые те­перь облачаются с ног до головы, — будто специально придумана для этих неунывающих девиц: ничто не отражает внутренний мир инфантильной романтической девушки красноречивее, чем платье в цветочек. Идея шоу целиком принадлежит 25-летней Лене Данэм, которую критики окрестили «Вуди Алле-ном в юбке» за маниакальное стремление брать на карандаш любой симптом собственной ипохондрии. Стоит ли удивляться, ведь Лена выросла в творческой семье. Мама — успешный арт-фотограф, отец — художник. Да и сама Данэм училась не бухгалтерии, а писатель­скому мастерству. Однако дебютировала в 2009 году не в литературе, а в кино -независимой комедией «Крошечная мебель».

Слезам поверят

Уже в «Крошечной мебели» Лена нарисовала точную картину типичного городского невроза, подвергнув анализу собственную биографию и личности родственниц и подруг. Особенно досталось эгоцентричной, равнодушной мате­ри: к слову, ее не слишком комплиментарный образ плавно перекочевал и в сериал. Данэм и не отрицает, что работа над шоу для нее сродни психотерапии: «Я словно заново проживаю свои взлеты и падения. Мне важно поделиться с ровесниками всем,через что прошла я. Ведь от комплексов и общей неустроенности страдают все, только говорить стесняются». Из этих соображений Лена сама сыграла главную роль — рефлексирующей толстушки Ханны. К счастью, самоирония сценаристки торжествует в первой же серии, когда Лена-Ханна, напившись опиумного чая, заявляет: «Я голос своего поколения!». Кстати, груз ответственности за драматургию Данэм делит с продюсером Джаддом Апатоу, мастером трагикомедий о ре­альных и надуманных проблемах жителей стран первого мира. Исследовав тему мужских неврозов в «Сорокалетнем девственнике», «Биретерцах» и «Немножко беременна», Апатоу взялся за прекрасный пол. Кандидатуры всех актрис Данэм согласовывала с Джаддом, и благодаря их стараниям персонажи получились пугающе убедительными. Ханна, Марни, Джесса и Шошанна вот-вот отвоюют статус главных икон эпохи постфеминизма у прежней нью-йоркской четверки. И мы только за, ведь такого секса в большом городе нам еще не показывали. Стеснялись, наверное.

загрузка...